Главная » Статьи » Биографиcтика

Сквозь огонь

print bookmark Опечатка

УДК 94
ББК 63.3(2)622,9

СКВОЗЬ ОГОНЬ

______________________
© З. К. Слюсаренко,
дважды Герой Советского Союза

В ясный летний день я еду по дорогам Львовщины. Давно отгремели бои с фашистскими захватчиками. Кажется, нет и в помине следов войны на этой земле. Повсюду в раскинувшихся вдоль шоссе селах и местечках – новые дома. Порадовал меня своими новостройками и разросшийся, помолодевший Золочев.

С этим городом, который находится между Тернополем и Львовом, у меня связаны особенно яркие воспоминания.

Осенью тридцать девятого года вместе с воинами моего танкового соединения я участвовал в освободительном походе на Западную Украину. Неизмеримым было счастье трудовых людей этого края, сбросивших гнет помещиков и капиталистов. И безграничной – наша радость, радость советских воинов, выполнивших братский долг, подавших руку помощи западноукраинским трудящимся.

В канун нападения фашистской Германии я служил в одном из гарнизонов на Львовщине. Часто приходилось мне бывать в Золочеве и его окрестностях, где мы проводили полевые занятия, тактические учения. А в тот тревожный день 22 июня наша 10-я танковая дивизия, в 19-м полку которой я командовал батальоном, вместе с другими соединениями вступила в бой с фашистскими полчищами.

Никогда не забудутся те первые схватки, когда мы дрались с превосходящим в силах врагом. Помню, как в районе Радехова, уже захваченного фашистами, вывел я свой танковый батальон на огневой рубеж. На вооружении у нас находились тяжелые танки «КВ». У них прочная броня, однако малая скорость и слабая маневренность. Да и таких машин не хватало. Преобладали средние, легкие танки устаревших конструкций. Мы с завистью смотрели на «Т-34», которых было считанное количество: наша промышленность только начала их выпускать.

Танк КВ-1

Рис. 1. Танк КВ-1

И вот «КВ» моего батальона идут в атаку. Противник встретил их ливнем огня. Это заговорили орудия врага, не обнаруженные нашей разведкой. А потом из укрытий хлынули немецкие танки. Загорелся один «КВ», второй, третий... Большие потери понес батальон. Отбросить врага не удалось. «Вот так, Захар, две батареи противника уничтожил, а сколько своих танков не досчитался? – ругал я тогда сам себя. – Надо учиться бить врага, учиться воевать...»

Танк Т-34-85

Рис. 2. Танк Т-34-85

С чувством досады и горечи отступали мы на восток, до последней возможности защищая каждый рубеж, каждую пядь родной земли. Отходили, твердо заявляя: «Мы скоро вернёмся!»

Те неравные июньские бои вспомнились нынче. Да, тяжелые нам выпали тогда испытания. Много было суровых этапов проверки нашей стойкости, воли и мужества, прежде чем вернулись мы вновь туда, где началась война. Вернулись окрепшими, закаленными в битвах под Москвой, Сталинградом, на Курской дуге, на Днепре. Мы научились бить врага по всем правилам военного искусства. И хотя, отступая на запад, враг оказывал ожесточенное сопротивление, мы сражались в едином порыве: «Вперёд!»

3. К. Слюсаренко

Рис. 3. 3. К. Слюсаренко среди жителей села Колтов. Июль, 1971 г.

Нелегкая обстановка сложилась при прорыве вражеской обороны на львовском направлении. Первые атаки советских войск не принесли успеха. Крепка была оборона противника. Но на одном узком участке наши славные пехотинцы при поддержке артиллерии вклинились в укрепленные позиции гитлеровцев. В наметившуюся брешь вместе с пехотой пошли танки. Двинулась вперёд и вверенная мне 56-я гвардейская танковая бригада.

То, что я до войны нёс службу в этих местах и сражался с гитлеровцами здесь в сорок первом, давало мне право идти сейчас первым. Местность в районе села Колтов, где наметилась брешь в обороне врага и куда устремились танки бригады, сильно пересеченная. Овраги, холмы, рощи, леса, болота... Может, потому и удалось углубиться здесь в оборону противника, что гитлеровцы считали эти места непроходимыми для боевой техники и меньше укрепляли данный рубеж. Я говорю «меньше» по сравнению с другими участками обороны. А вообще-то и на колтовских холмах враг прочно укрепился, хорошо замаскировав огневые средства. Мы шли буквально сквозь огонь. Указываю танкам маршрут по трудным, но знакомым мне дорогам. То и дело ведем бои с засадами, опорными пунктами противника. Вот снова двигавшиеся впереди танки взвода гвардии младшего лейтенанта Гордиенко остановились. Сваленные деревья, словно длинный ледяной торос, выросли на пути.

Карта Бродовского «котла» на Львовщине

Рис. 4. Карта Бродовского «котла» на Львовщине

Комбат докладывает о встретившемся препятствии. Да, торос из бревен тянется на сотни метров. С одной и другой стороны – непроходимое болото.

– А скажите мне, хлопцы, – обращаюсь к танкистам, – из чего наши танки?

– Из стали и брони! – отвечают они.

– Верно, братцы! Так что же, мы вот этот завал не преодолеем?! Ударим по нему!

Отошли танки чуть назад. По команде разрядили пушки, наведённые в один участок препятствия. Бревна разлетелись, раздвинулись. Машина Гордиенко берет разгон и идет на уменьшившуюся гору колод. И сразу несколько танков на той стороне вступают в схватку с вражескими артиллеристами, занимавшими огневые позиции вблизи.

– Путь свободен! – передаю по рации командарму.

Но не надолго. Снова разворачиваем танки для боя с крупной засадой «тигров» и «фердинандов». Завязалась дуэль. Наши «тридцатьчетвёрки» одну за другой подожгли четыре вражеских машины. В этой схватке погиб комбат Алексеев. Он всегда первым шел в атаку. И сейчас, подбив «тигра», он вел машину дальше. Вражеский снаряд угодил в борт, и танк мгновенно был охвачен пламенем.

Бой продолжался. Вновь отличился сноровкой и храбростью лейтенант Гордиенко. Экипажу Гордиенко на своем фланге довелось сдерживать до десяти немецких танков. И они справились с этой задачей. Находясь на отдаленной дистанции от противника, танк, меняя позицию, периодически выскакивал на высотку и метко бил по вражеским машинам. Так один за другим были подбиты шесть танков противника. Гитлеровцы и не догадывались, сколько машин ведут по ним огонь, считая, что за этой высоткой находилась целая танковая рота.

Когда у Гордиенко кончились снаряды, он с экипажем, вооружившись пулеметом, автоматами, занял оборону близ танка, чтобы отразить атаку вражеской пехоты. Вскоре подоспели другие батальоны бригады на помощь танкистам, выдержавшим напор превосходящего по силам врага.

Это был трудный путь. Полоса продвижения в обороне врага оставалась узкой и со всех сторон простреливалась. За нашей бригадой сквозь такой же сплошной огонь шли другие части 3-й гвардейской танковой армии.

Мы получили приказ перерезать дорогу Львов–Красне, захватить железнодорожную станцию Куткор. Советуюсь с замполитом, начальником штаба: кого послать брать Куткор? Выбор пал на роту гвардии старшего лейтенанта Галея Шамсутдинова. Этот волевой, горячий танкист, родом из Татарии, всегда отличался упорством в бою.

Ушла рота Шамсутдинова по направлению к Куткору. Через сутки сообщает: «Ведём бой за станцию. Осталось две машины. Прошу помощи». Как выяснилось впоследствии, станцию противник оборонял артиллерийскими батареями, танками. Здесь же находился бронепоезд. Роте Шамсутдинова пришлось выдержать трудный бой с «тиграми» и орудиями врага. Уничтожив три танка, артиллерийскую и минометную батареи, рота Шамсутдинова потеряла и своих несколько «тридцатьчетвёрок». Бронепоезд, маневрируя, оставался неуязвимым.

На помощь танкистам пришли саперы. Группа подрывников во главе со старшим сержантом Зориным под покровом темноты взорвала железнодорожный мост, находившийся неподалеку от станции. Движение бронепоезда было ограничено. А с другой стороны станции саперы разобрали участок колеи.

Вскоре подоспели и танковые взводы Бориса Попова и Григория Гусара. Бронепоезд прижали к разрушенному мосту. По разбегавшимся из бронепоезда гитлеровцам открыли огонь автоматчики танкового десанта.

А по узкой бреши – «колтовскому коридору» – двигались остальные части 3-й гвардейской и 4-й танковой армий. Гитлеровцы прилагали большие усилия, чтобы перерезать коридор, застопорить наступление советских войск. Но попытки противника не увенчались успехом.

Да, «колтовский коридор» – славная страница в летописи Великой Отечественной. В ходе войны это беспримерный случай: по узкой полосе, отвоеванной у врага, вводились в прорыв крупные подвижные войска – две танковые армии. Смелое решение командующего фронтом основывалось на уверенности в хорошей организованности, мобильности и высоком моральном духе наших войск.

И вот сейчас мирные, пролегающие по счастливой земле дороги привели меня в Колтов. Те же высокие холмы с крутыми склонами, ложбины с колосистыми хлебами. Волнующей была встреча с хлеборобами колхоза имени Чапаева. Над селом благодатная тишина. Как будто здесь никогда не гремели бои. Но люди старшего поколения помнят страшную военную грозу: как все здесь горело вокруг, дыбилась от разрывов бомб и снарядов земля, как шли в наступление наши воины. Узок был «колтовский коридор», но какую огромную силу вобрал он в себя! И эта сила, преодолев узкую огневую полосу, разлилась затем неудержимой лавиной, неся возмездие врагу.

Отсюда открылся для нас путь на Львов, Сан, Вислу. И, штурмуя логово фашистского зверя у берегов Тельтов-канала в Берлине, я помнил о «колтовском коридоре» – одной из трудных военных дорог, что вела к Победе.

 

Ссылка на эту статью:

Слюсаренко З. К. Сквозь огонь / З. К. Слюсаренко // История Змиевского края. – Змиев. – 26.07.2020. – URL: https://colovrat.at.ua/publ/8-1-0-401

Источник:

Слюсаренко З. К. Сквозь огонь / З. К. Слюсаренко // Бродовский котёл. Воспоминания. Очерки. Документы / Под ред. М. В. Вербинского, Б. В. Самарина. – Львов: Каменяр, 1974. – С. 69–72.

Похожие статьи
Поделиться
Рубрика: Биографиcтика | Дата публикации: 2020-07-26 | Просмотров: 103 | Ключевые слова: Великая Отечественная война, Слюсаренко | Рейтинг: 5.0/1

Bambook UA Book24 UA