Главная » Статьи » История Змиевщины

Кровавый след


УДК 93/94(477.54-2)
ББК 63.3(2)622,9(4УКР-4ХАР-2)

КРОВАВЫЙ СЛЕД

_____________
© В. К. Ушакова

22 октября 1941 года Змиев оккупировали немцы. Фашисты жестоко расправлялись с теми, кто остался в городе. Несмотря на это, партизаны вели активные действия против немцев. На территории района было создано два партизанских отряда.

Мы тогда жили в Коробовых Хуторах. Жители села чем могли помогали партизанам. Мой отец обеспечивал партизан продовольствием, мама пекла хлеб и стирала бельё. Но не все остались верными советской власти. Соседка наша, Мария Горбенко, писала заявления в полицию с доносами. Она злорадствовала: «…вон Марфа (это моя мама) только и стирает, что мужскую одежду. Откуда у неё столько? Знаем!.. Скоро перестанет стирать – переловят немцы всех партизан!..». Вскоре полицаи забрали отца и Петра Горбенко, который  тоже помогал партизанам. Через несколько дней их расстреляли на глазах у односельчан. Однажды после боя приказали собрать тела убитых немцев (а их было не мало) и погрузить их в сани, затем запрягли в сани людей и погнали сани в Змиев. Под конвоем туда же погнали всех жителей села, в том числе и мою маму. Мне тогда было 13 лет, сестре Нине – 8, а Наталочке – 3 годика. И дядя Харитон с нами. Нас всех посадили в помещение бывшего ФЗУ возле рынка.

Утром 9 человек куда-то увели. Среди них была моя мама, сельский староста Пётр Ломачевский (он активно помогал партизанам), его брат Степан, Харитон Антюхов, Ульяна Белишенко, Яков Горбенко и другие. Нас, детей, отпустили. Полицаи сказали: «идите домой, мать вас догонит…».

По дороге домой мы узнали страшную весть: всех односельчан фашисты повесили, в том числе и нашу маму.

Мы стали жить с бабушкой, а наш дом перешёл в собственность той предательнице Горбенко. Новый староста Фёдор Дьяков выгнал нас с бабушкой из села и сказал: «Идите в Гайдары, там и живите». А сам предупредил жителей Гайдар, чтобы нас не пускали в дома – иначе будут наказаны. Отправились мы в Лиман, но и от туда были вынуждены уйти, потому что зашёл в дом староста и сказал:  «Чтобы через 24 часа партизанской сволочи не было в селе». Вернулись в Коробов Хутор. Бабушка упала на колени перед старостой слезно просила: «Хоть расстреляйте, из дома не уйдем – некуда! Пожалейте детей сирот».
 
К слову, этот предатель – староста – выдал немцам комиссара партизанского отряда А. Шляхту, потом замученного гестаповцами в Мерефе. А перед этим на его глазах расстреляли его брата Сергея и его отца Ивана Яковлевича.

Вот так и жили мы, партизанские дети, как бурьян на дороге. Но выжили, выстояли! А вот забыть эти страшные мартовские дни 1942 года до сих пор не могу!  


Ссылка на эту статью:
Ушакова В. К. Кровавый след // История Змиевского края. Змиев. 01.02.2021. URL: https://colovrat.at.ua/publ/1-1-0-409

Источник:
Память сердца. Документальные очерки ветеранов Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Харькова и Харьковской области / Под. ред. А. И. Котляревского. Х., 2009. С. 120–122.

Похожие статьи
Поделиться
Подписаться на новые статьи
news
Рубрика: История Змиевщины | Дата публикации: 2021-02-02 | Просмотров: 118 | Ключевые слова: Великая Отечественная война, Коробовы Хутора | Рейтинг: 5.0/1