Главная » Статьи » История Змиевщины

Раннеславянское население Подонцовья: венеды

УДК 930.85(477.54)
ББК 63.3(2)6-7
         Т3(4Укр-4Хар)237

 

РАННЕСЛАВЯНСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ПОДОНЦОВЬЯ: ВЕНЕДЫ

______________________________

© Ю. А. Коловрат-Бутенко

(OrcidID: 0000-0002-3294-3308, ResearcherID: G-9509-2016)

Змиевское научное краеведческое общество

 

Изначальным, достоверно славянским населением Змиевского края были племена венедов и их потомков – антов. Позже их сменили северяне. При этом последние два прошли в своём развитии как минимум по два этапа, что отразилось в наличии двух археологических культур (киевской и пеньковской), соотносимых с антами, и двух культур (волынцевской и роменской), принадлежавших северянам.

Славянские древности, распространившиеся на Змиевщине во второй половине I–II вв. н. э., относятся к позднезарубинецкому горизонту, сформировавшемуся на основе зарубинецкой культуры[1].

По имеющимся в настоящее время материалам можно предполагать следующие процессы, происходившие в начале нашей эры на территории Украины. В середине – третьей четверти I в. н. э. зарубинецкая культура как единое структурное целое распадается. Этот внезапный, с неустановленными ещё пока причинами, распад называют катастрофой I в. н. э. При этом происходит миграция зарубинецкого населения среднеднепровского варианта в Побужье и, возможно, далее к западу, в Подесенье, на восток Днепровского Левобережья, и в этих районах возникают новые культурные общности.

Позднезарубинецкие древности подразделяются на несколько локальных вариантов, отличия между которыми заключаются в том, что в различных регионах субстратом для сложения этих древностей были различные археологические культуры. В формировании памятников типа Почепа в Подесеньи, кроме собственно зарубинецких племён, участвует и позднеюхновское[2] население. Частично зарубинецкие племена остаются в полесской части Среднего Поднепровья, где в течение раннеримского времени продолжают существовать на поселениях типа Лютежа. Несколько позднее на территорию Среднего Поднепровья и Днепровского Левобережья с севера проникают группы потомков части верхнеднепровского зарубинецкого населения, оставившие здесь памятники типа Гриней[3]. На территории Подонцовья были распространены позднезарубинецкие памятники типа Картамышева 2 – Терновки 2. Эталонными здесь являются поселения Терновка 2 и Приоскольское 1 [4]. Позднезарубинецкий горизонт Змиевщины формируется в условиях проникновения небольшой группы среднеевропейскорго населения, скорее всего, пшеворского[5].

Позднезарубинецкие поселения Змиевщины расположены низко над поймами рек (рис. 3).

 

Поселения позднезарубинецкого времени

Рис. 1. Поселения позднезарубинецкого времени на Змиевщине:

1 – Колесники; 2 – Занки; 3 – Нижний Бишкин; 4 – Сухая Гомольша; 5 – Чемужовка

 

Раннеславянское население проникло на территорию края уже в первые века нашей эры, т. к. позднезарубинецкие поселения типа Картамышево–Терновки обнаружены в том числе и на территории Змиевского края. К таковым следует отнести поселения у с. Колесники[6] и многослойное поселение у ст. Занки[7]. По ряду находок можно предполагать существование позднезарубинецких поселений на территории сёл Нижний Бишкин, Сухая Гомольша и Чемужовка[8].

В 1995 и 1999 гг. Германо-Славянская экспедиция ХГУ под руководством М. В. Любичева проводила раскопки у поселения Колесники, расположенного на правом берегу р. Мжи – правого притока Северского Донца. Найденные здесь культурные слои римского времени представлены объектами позднезарубинецкого горизонта и черняховской культур. К позднезарубинецкому слою принадлежат фрагменты лепной и лощёной посуды, хозяйственная яма и полуземляночная постройка[9].

Селище Занки находится в 12 км южнее г. Змиева недалеко от одноимённой железнодорожной станции. Памятник был открыт в 1970 г. С. И. Воловиком, который произвёл на нём небольшие разведочные работы. В 1976 г. раскопки данного памятника начал отряд Скифо-Славянской археологической экспедиции ХГУ под руководством А. Г. Дьяченко. Поселение занимает слабовыраженную песчаную возвышенность размерами 140×160 м на левом берегу Северского Донца в урочище Якубино. Поверхность его задернована и местами покрыта лесопосадкой. Во время раскопок были выявлены многочисленные жилые и хозяйственные сооружения, керамика. На селище встречалась керамика эпохи бронзы (многоваликовая культура) и скифского времени. Однако основные культурные отложения, а также выявленные строительные объекты с лепной керамикой относятся к I тыс. н. э. Раскопки данного селища с перерывами продолжались до 1989 г.[10] По отдельным, незначительным по объёму, публикациям можно говорить о наличии на данном памятнике позднезарубинецкого горизонта. В частности, здесь был найден держатель цепи питьевого рога[11].

 

Повседневная женская одежда населения зарубинецкой культуры

Рис. 2. Повседневная женская одежда населения зарубинецкой культуры

Реконструкция З. А. Васиной

 

Повседневная мужская одежда населения зарубинецкой культуры

Рис. 3. Повседневная мужская одежда населения зарубинецкой культуры

Реконструкция З. А. Васиной

 

Праздничная мужская одежда населения зарубинецкой культуры

Рис. 4. Праздничная мужская одежда населения зарубинецкой культуры

Реконструкция З. А. Васиной

 

По ряду находок круга выемчатых эмалей можно предполагать, что поздезарубинецкое население проживало на территории современных сёл Чемужовки, Нижнего Бишкина и Сухой Гомольши. Так, в Нижнем Бишкине была обнаружена Т-образная фибула[12], в Сухой Гомольше – цепь, в Чемужовке – фрагмент фибулы[13].

На поселениях Подонцовья исследовано 14 жилищ, большинство из них (10) – на селище Картамышево 2. Сооружения в основном представляют собой прямоугольные в плане полуземлянки (2,4×5,5 м). Столбовые ямы по углам и вдоль стен сооружений зафиксированы только в одном случае: у жилища 1 в Приоскольском 1. Прочие постройки, видимо, были срубными. В трёх полуземляночных жилищах прослежены центральные опорные столбы кровли. Изучены остатки и двух наземных домов. Один из них (жилище 1 Картамышева 2) имеет прямоугольную форму. Отчётливо различимы линии столбов вдоль стен, яма от центрального опорного столба. Размеры жилища несколько больше, чем средний стандарт полуземлянок, – 5,8×3,4–3,6 м. Вторая постройка (сооружение 4 в Терновке 2) – значительно меньше (3,6×2,4 м). Столбовых ям на площади постройки не обнаружено. Обмазка при сооружении стен не использовалась. В семи постройках прослежены остатки открытых очагов, при этом в шести из них – в виде кострищ. В сооружении 4 Терновки 2 находится овальный глинобитный очаг, возведённый на субструкции из камней. Во всех жилищах очаги располагались в средней их части или были сдвинуты к одному из углов (в двух случаях)[14].

На поселениях всех позднезарубинецких культурных групп многочисленны хозяйственные сооружения. Они представлены в основном разнообразными ямами, среди которых выделяются погреба-хранилища цилиндрической или колоколовидной формы диаметром 1–1,8 м, глубиной до 1 м (изредка встречаются и более глубокие). Некоторые погреба снабжены боковыми ступеньками-сходами. Для хранения запасов предназначались также сосуды-корчаги, установленные на уровне древней поверхности или слегка вкопанные в землю около хозяйственных ям[15].

Хозяйственные постройки сравнительно редки. На селище Терновка 2 зафиксированы два углублённых в материк прямоугольных сооружения с занимающими почти всё их внутреннее пространство цилиндрическими ямами. Здесь же, а также на селище Бобрава обнаружены остатки двух овальных и одной круглой полуземлянок, возможно, выполнявших хозяйственные функции. Известны сооружения, игравшие роль летних кухонь. Это небольшие, слегка углублённые постройки с очагами внутри[16].

Несмотря на нерешённость вопроса об этническом лице зарубинецкой культуры, позднезарубинецкий горизонт Змиевщины следует связывать со славянским населением. В пользу этого говорит преемственность с киевской культурой антов, славянская принадлежность которой в настоящее время не оспаривается.

Письменные сообщения второй половины I–II вв. н. э. дают основания предполагать, что носители позднезарубинецкого горизонта соответствуют венедам.

Впоследствии позднезарубинецкая группировка в Южном Побужье поглощается черняховской культурой; основная масса населения почепской археологической общности переселяется из Подесенья в бассейн Оки, где, вероятно, при его участии складывается мощинская культура[17]; памятники типа Лютежа, Гриней, Картамышева 2 – Терновки 2 трансформируются в различные варианты киевской культуры[18].

 

[1] Зарубинецкая археологическая культура железного века (III в. до н. э. — III в. н. э.), распространявшаяся на территории западной и центральной Украины и южной Белоруссии. Открыта в 1899 г. археологом В. В. Хвойкой и названа в честь с. Зарубинцы в Киевской области. Большинство исследователей (В. В. Хвойка, Б. А. Рыбаков) считает эту культуру раннеславянской. Некоторые исследователи считают племена зарубинецкой культуры (особенно на востоке и на поздних этапах) балтами (В. В. Седов). Часть исследователей (П. Рейнеке, К. Такенберг, М. Бабеш) связывает происхождение культуры с миграцией на восток германских племен (скиры, бастарны). Ю. В. Кухаренко также отмечал пришлый, не связанный с местными балто-скифскими культурами, её характер.

[2] Юхновская археологическая культура раннего железного века V в. до н. э. — VII в. н. э. Носители культуры говорили на языках балтской группы. Была распространена на территориях Черниговской области Украины, Брянской, Курской и Орловской областей России. Впервые памятники этой археологической культуры ввёл в научный оборот Д. Я. Самоквасов, раскопавший два городища близ деревни Юхново. Связи данной культуры прослеживаются с регионом Смоленска и Оки. Юхновцы часто отождествляются с геродотовыми будинами. Юхновская культура сформировалась на основе бондарихинской (бытовавшей в XII–VIII вв. до н. э. на Змиевщине). В начале н. э. юхновцы испытали южное влияние зарубинецкой культуры, в результате чего образовался «гибридный» почепский тип. Затем они, видимо составили местный (балтский) субстрат для пришлых восточнославянских племён радимичей.

[3] Археология СССР : В 20 т. – М., 1993. – Т. XIII. Славяне и их соседи в I тысячелетии до н. э. – первой половине I н. э. – С. 52.

[4] Там же. – С. 47.

[5] Пшеворская археологическая культура железного века (II в. до н. э. – IV в. н. э.), распространённая на территории южной и центральной Польши. Была названа по польскому городу Пшеворску, около которого были найдены первые артефакты. Родственна зарубинецкой культуре. Писатели древнеримской эпохи описывали эту территорию как занятую лугиями – германским племенем, активно воевавшим с римлянами в годы Маркоманской войны. К племенам, также связанным с территорией и эпохой пшеворской культуры, относятся вандалы, бургунды и венеды, а также германские племена гарниев, гелизиев, манимов и наганарвалов. Некоторые исследователи отождествляют (включают в состав) носителей пшеворской культуры славян и кельтов. Однако против славянского компонента пшеворской культуры свидетельствует тот факт, что между ней и достоверно славянской пражской (пражско-корчакской) культурой лежит разрыв в 200 лет (IV–VI вв. н. э.).

[6] Любичев М. В. Населення території північно-східної України в римський час (І–VII ст. н. е.) / М. В. Любичев. – Х., 2003. – С. 11.

[7] Дьяченко А. Г. О культуре населения Днепро-Донской лесостепи в I тыс. н. э. (по материалам селища Занки) / А. Г. Дьяченко // Археология и история Юго-Востока Древней Руси (материалы научной конференции). – Воронеж, 1993. – С. 21–24; Дьяченко А. Г. Комплексы I тыс. н. э. из селища Занки (по раскопкам 1976 года) / А. Г. Дьяченко, О. М. Приходнюк, Е. Н. Петренко // Археология Славянского Юго-Востока. – Воронеж, 1991. – С. 26–33.

[8] Любичев М. В. Населення території північно-східної України в римський час (І–VII ст. н. е.) / М. В. Любичев. – Х., 2003. – С. 11, 12.

[9] Бакуменко К. И. Фибулы римского времени верховьев Ворсклы и Северского Донца / К. И. Бакуменко, Г. В. Бейдин, М. Н. Григорьянц, В. В. Дидык // Древности римского времени на Слобожанщине : Сб. статей. – Х., 2006. – С. 18.

[10] Дьяченко А. Г. Комплексы I тыс. н. э. из селища Занки (по раскопкам 1976 года) / А. Г. Дьяченко, О. М. Приходнюк, Е. Н. Петренко // Археология Славянского Юго-Востока. – Воронеж, 1991. – С. 26; Бутенко Ю. А. Дикое поле в период раннего средневековья (сер. V – сер. X вв.) / Ю. А. Бутенко. – Х., 2014. – С. 58.

[11] Дьяченко А. Г. О культуре населения Днепро-Донской лесостепи в I тыс. н. э. (по материалам селища Занки) / А. Г. Дьяченко // Археология и история Юго-Востока Древней Руси (материалы научной конференции). – Воронеж, 1993. – С. 22.

[12] Бакуменко К. И. Фибулы римского времени верховьев Ворсклы и Северского Донца / К. И. Бакуменко, Г. В. Бейдин, М. Н. Григорьянц, В. В. Дидык // Древности римского времени на Слобожанщине : Сб. статей. – Х., 2006. – С. 41.

[13] Любичев М. В. Населення території північно-східної України в римський час (І–VII ст. н. е.) / М. В. Любичев. – Х., 2003. – С. 11–12.

[14] Археология СССР с древнейших времён до средневековья : В 20 т. – М., 1993. – Т. XIII. Славяне и их соседи в конце I тыс. до н. э. – в первой половине I тыс. н. э. – С. 48.

[15] Там же. – С. 49.

[16] Там же. – С. 49.

[17] Мощинская археологическая культура железного века, существовавшая в IV—VII вв. н. э. на территории Калужской, Орловской и Тульской областей России. Носители мощинской культуры отождествляются с летописным балтским племенем голядь и считаются ответвлением юхновской культуры. Они также составили местный этнический субстрат, определивший своеобразие восточнославянских племён вятичей. Своё название культура получила по городищу у села Мощины в Мосальском районе Калужской области России.

[18] Археология СССР с древнейших времён до средневековья : В 20 т. – М., 1993. – Т. XIII. Славяне и их соседи в конце I тыс. до н. э. – в первой половине I тыс. н. э. – С. 52.

 

Ссылка на эту статью:

Коловрат-Бутенко Ю. А. Раннеславянское население Подонцовья: венеды / Ю. А. Коловрат-Бутенко // История Змиевского края. – Змиев. – 19.05.2018. – URL : https://colovrat.at.ua/publ/1-1-0-354


Категория: История Змиевщины | Дата публикации: 19.05.2018 | Просмотров: 351
Ключевые слова: венеды, позднезарубинецкий горизонт, Подонцовье, ранние славяне
Мне нравится!
4