Главная » Статьи » История Змиевщины

Раннеславянское население Подонцовья: анты

УДК 930.85(477.54)
ББК 63.3(2)6-7
         Т3(4Укр-4Хар)237

 

РАННЕСЛАВЯНСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ПОДОНЦОВЬЯ: АНТЫ

______________________________

© Ю. А. Коловрат-Бутенко

(OrcidID: 0000-0002-3294-3308, ResearcherID: G-9509-2016)

Змиевское научное краеведческое общество

 

В соответствии с письменными источниками лесостепную часть Украины, в том числе и Подонцовья, в IV–VII вв. населяли многочисленные племена антов. В это же время (с V в. н. э.) на огромных просторах Украины – от Дуная до Северского Донца – получают распространение похожие по своему типу древности, относящиеся к одной археологической культуре (рис. 1). Название своё эта культура получила от с. Пенько́вка Черкасской области Украины, где в 1956–1959 гг. впервые были раскопаны её памятники, обнаруженные Кременчугской новостроечной экспедицией под руководством Д. Т. Березовца. Однако, как справедливо отмечает О. М. Приходнюк, начало изучения пеньковских древностей на Левобережье Днепра было положено исследованиями селища Задонецкое в поречье Северского Донца, проведёнными экспедицией Харьковского государственного университета под руководством Б. А. Шрамко. Раскопками 1953, 1957, 1969, 1970 гг. на памятнике, кроме слоёв конца I тысячелетия н. э. открыта хозяйственная яма, в заполнении которой обнаружена лепная биконическая и округлобокая посуда пеньковского облика. Найдены также бронзовая подвеска и большая цельнолитая пряжка овальных очертаний[1].

 

Ареал памятников пеньковской археологической культуры

Рис. 1. Ареал памятников пеньковской археологической культуры

(Источник: Седов В.В. Славяне в раннем средневековье / В.В. Седов. – М., 1995. – С. 70)

 

Несколько пеньковских поселений (Нижний Бишкин I, II, Сухая Гомольша и др.) в конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ в. в поречье Северского Донца на Змиевщине исследовал М. И. Любичев[2].

Изучением пеньковской культуры на Змиевщине занимались и занимаются В. Д. Баран, И. П. Русанова, В. В. Седов, Б. А. Шрамко, В. К. Михеев, Ю. В. Буйнов, В. Е. Радзиевская, О. М. Приходнюк, С. И. Берестнев, А. Г. Дьяченко, М. В. Любичев.

Традиционно хронологическими рамками пеньковской культуры считается период 450–700 гг. н. э. Но, по словам М. В. Любичева, в Змиевском крае нижняя хронологическая граница пеньковской культуры определяется концом IV – началом V вв. н. э. Подтверждением тому служит пряжка малого размера с овальной, слегка уплощённой в свободном конце дужкою без язычка, найденная в с. Задонецком. Исследователь датирует находку концом IV в. н. э.[3] Верхнюю дату существования пеньковских древностей С. А. Плетнёва на основании пеньковских трупосожжений Дмитровского могильника относит к концу IX в.[4]

В развитии пеньковской культуры выделяются (по изменениям в домостроительстве и керамическом комплексе) три периода:

  1. ранний период – конец IV – рубеж V и VI вв. (ещё существуют реликты позднезарубинецкой и киевской культур);
  2. средний период – граница V–VI – середина VII вв. (классическая пеньковская культура);
  3. поздний период – вторая половина VII – начало VIII вв. (распад пеньковской культуры, формирование волынцевского горизонта, переход пеньковского населения бассейна Северского Донца под власть Хазарского каганата)[5].

Территорией зарождения пеньковской культуры является междуречье Днепра и Северского Донца. В пер. пол. VI в. пеньковские племена проникают вдоль бассейна Северского Донца далеко вглубь степи, вплоть до впадения Жеребца. По мнению М. В. Любичева, это подтверждает мысль М. С. Грушевского о том, что в первой половине VI в. славянская колонизация захватила бассейн Дона[6]. Об этом свидетельствуют, например, раскопки раннеславянского поселения Раковка, проводившиеся в 1991 г. Савинским отрядом Средневековой археологической экспедиции Харьковского госуниверситета. Данное поселение расположено юго-западнее железнодорожной станции Савинцы Балаклейского района Харьковской области в пойме левого берега Северского Донца. Руководитель раскопок М. В. Любичев отмечает, что «поселение Раковка является одним из самых ранних памятников пеньковского типа на Северском Донце, имеющее позднезарубинецкие и киевские черты»[7].

Проникновение носителей пеньковской культуры в степь в конце IV–VII вв. является особенностью Днепро-Донецкого междуречья, поскольку только лишь по течениям Днепра, Орели и Северского Донца они заходили вглубь степи[8]. В конце V – начале VI вв. носители пеньковской культуры переходят на правый берег Днепра, достигая Южного Буга, Днестра и Прута.

Проблема происхождения пеньковской археологической культуры, а вместе с ней и её носителей, является ключевым вопросом в этногенезе славян. Такие исследователи, как В. Д. Баран[9], О. М. Приходнюк[10], М. В. Любичев[11] выводят происхождение пеньковской культуры из киевской и зарубинецкой культур. Так, по словам О. М. Приходнюка, установлено, что территорией, где сформировалось первичное ядро данной культуры, являлось Среднее Поднепровье и левобережные его территории, вплоть до Северского Донца. Истоки пеньковского археологического комплекса прослеживаются в позднезарубинецких древностях типа Лютежа, на базе которых сформировались памятники типа Сушков II, сочетающие в себе позднезарубинецкие, пеньковские и колочинские черты[12].

Напротив, В. В. Седов[13], В. И. Довженюк[14], Г. С. Лозко[15] считают предшественниками пеньковцев носителей черняховской культуры.

И всё же, данные современной археологии позволяют предполагать, что пеньковская культура сформировалась в лесостепной части междуречья Днепра и Северского Донца в условиях кризиса и распада черняховской культуры на основе киевских древностей в конце IV – начале V вв.[16] Действительно, основные черты пеньковской и киевской культур (топография поселений, жилищное строительство, керамические комплексы, погребальные обряды) близки между собой, что и позволяет усматривать между ними генетическую связь.

Большинство исследователей считают носителями пеньковской археологической культуры антов. Аргументацией такого мнения могут служить слова О. М. Приходнюка: «Археологическая локализация пеньковской культуры чётко совпадает с территорией расселения антов»[17]. При этом О. М. Приходнюк ссылается на сообщения Иордана, который считал местом проживания антов территорию «от Данастра до Данапра»[18], и Прокопия Кесарийского, который знал антов и на левом берегу Дуная. Особняком стоит мнение И. П. Русановой, которая считает носителей пеньковской культуры ираноязычными народами[19]. Наиболее вероятно, что население пеньковской культуры наряду с предками восточных славян включало значительное число разноэтнических славянизированных групп тюркского и иранского происхождения.

Носители пеньковской культуры предпочитали селиться около водоёмов, на первых террасах, на возвышениях в затоках рек, на высоких мысах правых берегов, на узких террасах возле основания правых берегов. Бо́льшая часть поселений пеньковской культуры размещалась на низких местах около водоёмов, возле лёгких для обработки почв.

В пеньковской культуре 5–7 поселений образуют территориальные группы, «гнёзда», расположенные на расстоянии нескольких километров друг от друга. На Северском Донце «гнёзда» образовывались 5–9 поселениями, с расстоянием между ними 2–3 км. Расстояние же между гнёздами составляло 7–8 км[20]. Площадь таких поселений 2–3 га (в бассейне Северского Донца – от 0,5 до 2 га), одновременно на них функционировало не более 10 жилищ, расположенных на значительном расстоянии друг от друга. Рядом с жилищами – хозяйственные постройки, наземные строения и ямы. На отдельных поселениях расположены хозяйственные ямы и вместе с другими сооружениями хозяйственного назначения образуют хозяйственный комплекс, который, вероятно, принадлежал всем жителям села[21]. На селище Сухая Гомольша четыре полуземлянки располагались по линии незамкнутого кольца, перед которым практически в одной линии были вытянуты восемь хозяйственных ям. На поселении Соколово группа из девяти ям-погребов была отдалена от двух полуземлянок на расстояние 30–35 м [22].

На сегодняшний день на территории исторической Змиевщины известны следующие поселения пеньковской культуры: Соколово, Нижний Бишкин I и Нижний Бишкин II, Черкасский Бишкин, Введенка (Чугуевский район), Верхний Бишкин (Первомайский район), ст. Занки (у пос. Донец), Таранцево и Горбанщина (урочища возле с. Тимченки), Сухая Гомольша, Задонецкое, раннеславянское поселение у хутора Довгали (возле с. Лиман). Пеньковская керамика обнаружена также на Змиевом (?), Мохначанском, Северском (у с. Меловая Балаклейского района) и Коробовском городищах (рис. 2).

Относительно тонкий культурный слой на этих поселениях говорит о кратковременности их существования. Например, поселение у с. Тимченки (урочище Таранцево) существовало в пределах второй половины VII – начала VIII вв.[23] Селища Введенка, Соколово и Сухая Гомольша относятся к концу VII–VIII вв., т. е. представляют собой памятники типа Сахновки[24]. Напомним, что поселение Сухая Гомольша изначально датировалось исследователями VI–VII вв.[25] К этой же группе памятников типа Сахновки относится поселение Нижний Бишкин II[26].

Одно из пеньковских селищ было открыто у пос. Донец, возле станции Занки в 1970 г. С. И. Воловиком, который произвёл на нём небольшие разведочные работы[27]. В «Справочнике по археологии  Украины», однако, сообщается, что это селище было открыто в 1972 г. В. Е. Радзиевской[28]. В 1976 г. раскопки данного памятника начал отряд Скифо-Славянской археологической экспедиции ХГУ под руководством А. Г. Дьяченко. Это поселение занимает песчаную дюну в урочище Якубино. Во время раскопок были выявлены жилые и хозяйственные сооружения. Раскопки данного селища с перерывами продолжались до 1989 г. Всего здесь было выявлено и исследовано 9 четырёхугольных полуземлянок размерами 3,4×3,2 м и глубиной 0,4–0,7 м. У всех были очаги и ямки в центре пола, найдены также обломки бронзового литого сосуда, браслеты из серебра и бронзы, накладки от сбруйного ремня и детали железного панциря, тигли, льячки, формы для бляшек поясных гарнитуров и др.[29]

В 1977–1979 гг. С. И. Берестнев при исследованиях поселения срубной культуры у с. Тимченки (уроч. Таранцево) обнаружил несколько хозяйственных ям с пеньковским керамическим материалом[30]. Так было обнаружено ещё одно поселение пеньковцев, которое исследовалось в 1978–1980 гг. археологической экспедицией ХГУ под руководством С. И. Берестнева. Так же как и предыдущее, это поселение расположено на песчаной дюне, в пойме левого берега р. Мжи[31]. На данном поселении были обнаружены остатки жилища с печью-каменкой. Пеньковский материал встречается, в основном, в радиусе 5–7 м от жилища. Находками железного трёхлопастного наконечника стрелы и импортной салтовской керамики этот комплекс датирован VII–VIII вв.[32].

Пеньковская керамика зафиксирована также на многослойном поселении в урочище Горбанщина неподалёку от с. Тимченки. Памятник расположен на песчаном возвышении в затоке левого берега Мжи, на расстоянии 1,1 км на юг от села. На поселении исследована площадь 535 м2. Рядом с культурными остатками эпохи бронзы найдены фрагменты керамики пеньковской культуры. Они залегали в слое чёрного гумусированного песка мощностью 0,55–0,70 м, перекрытого сверху светло-серым наносным песком толщиной 0,10–0,15 м и подстеленного белым материковым песком. Найденная керамика состоит из фрагментов лепных горшков и дисков-сковородок. Они изготовлены из шамотированного глиняного теста. Горшки, судя по профилю верхней части, подразделяются на круглобокие и биконические. Сковородки имеют плавно или резко отогнутые бортики. Здесь же найден железный однолезвийный нож периода раннего средневековья[33].

 

Памятники пеньковской археологической культуры на Змиевщине

Рис. 2. Памятники пеньковской археологической культуры на Змиевщине:

1 – Введенка; 2 – Великая Гомольша; 3 – Задонецкое; 4 – Занки; 5 – Змиево городище; 6 – Коробовы Хутора; 7 – Кочеток IV; 8 – Лиман; 9 – Мохнач (керамика на городище и грунтовое захоронение); 10 – Мохнач-П; 11 – Нижний Бишкин; 12 – Пролетарское; 13 – Северское городище; 14 – Соколово; 15 – Сухая Гомольша (селище, фибула и звено цепи); 16 – Тимченки (Таранцево); 17 – Тимченки (Горбанщина); 18 – Черкасский Бишкин.

Составлена автором, 2013 г.

 

Раннеславянское селище Задонецкое расположено на пойменной террасе правого берега Северского Донца, напротив села, около моста на дороге в г. Змиев. Оно занимает песчаную возвышенность в пойме, которая уже на момент открытия сильно распахивалась. Данное поселение существовало в V–IX вв. Обнаружено поселение Задонецкое в 1953 г. Б. А. Шрамко, раскапывалось им в 1955, 1969–1970 гг.[34] В 1969 г. Б. А. Шрамко исследовал здесь хозяйственную яму и глинобитную печь[35]. В 1971 г. исследование данного поселения продолжили О. В. Сухобоков и М. П. Кучера[36].

Аналогичное селище, имеющее отложения раннеславянской культуры, обнаружено в с. Лиман, возле хутора Довгали. Площадь его 200×190 м [37].

К юго-востоку от с. Нижний Бишкин расположено селище пеньковской культуры Нижний Бишкин II, которое расположено по течению Северского Донца двумя километрами ниже села, на склоне второй надпойменной террасы правого берега реки. Здесь археологические разведки проводились Ю. В. Буйновым и В. К. Михеевым в 1976 г.[38] В 1993 г. Славянский отряд средневековой археологической экспедиции ХГУ производил раскопки поселения. Оно охватывает площадь около 3,5 га. Раскопками 1980 г. здесь открыто две полуземлянки с печами. В 1993 г. изучалась окраина поселения. Изучено семь хозяйственных ям. Общая исследованная площадь составила 444 м2. Все комплексы и абсолютное большинство находок относятся к раннему средневековью и, судя по наличию отопительных сооружений, характерным для волынцевской и роменской культур, представляют момент перехода пеньковской культуры (тип Сахновки) в новую археологическую культуру[39].

Поселение, относящееся к пеньковской культуре, обнаружено Ю. В. Буйновым в 1976 г. около с. Черкасский Бишкин. Оно расположено в 1 км к югу от села на склоне боровой террасы[40]. О. М. Приходнюк сообщает, что поселение расположено в 200 м от южной окраины села[41]. Среди интересных находок, обнаруженных здесь, следует отметить пальчатую фибулу дунайского типа, датируемую VII в.[42]

В 1977 г. на многослойном поселении возле с. Сухая Гомольша, где ранее уже были открыты объекты салтовской культуры, Средневековой экспедицией ХГУ им. А. М. Горького проводились раскопки пеньковского поселения. Руководили раскопками В. К. Михеев и О. М. Приходнюк. Культурный слой данного поселения составлял 0,8–0,9 м. Здесь были исследованы четыре жилища и одиннадцать хозяйственных ям пеньковской культуры. На поселении найдены пеньковская и салтовская керамика (горшки, сковородки), пряслица, различные бусины, точильный брусок, проколки[43].

Вероятно, на протяжении незначительного времени пеньковское поселение существовало на территории Мохначанского городища. Во время археологических раскопок, проводившихся на рубеже ХХ–ХХІ вв. здесь были выявлены одиночные осколки лепной керамики пеньковской культуры третьей четверти І тысячелетия н. э. Г. Е. Свистун и Ю. Г. Чендев предполагали, что «… до прихода салтовцев, на городище проживали представители пеньковской культуры …»[44]. Неподалёку от городища находится также грунтовой могильник пеньковской культуры[45]. Непродолжительное и мало интенсивное пребывание пеньковского населения на городище фиксируется в Мохначе редкими фрагментами лепной керамики и единственной небольшой хозяйственной ямкой конца V – середины VIII вв. Пеньковские артефакты обнаружены при исследовании восточной части укреплений Мохначанского городища[46]. Такая же керамика (VI – первая половина VIII вв.) собрана и на селище Мохнач-П в 2009 г.[47]

Селище Введенка занимает небольшое возвышение на мысе, образованном правым берегом реки Уды и впадающим в неё ручьём в урочище Зелёный Лог в 700 м выше по течению от одноимённого посёлка Введенка (Чугуевский район Харьковской области). В этом месте высокая надпойменная терраса отступает от русла реки на 100–130 м. Введенка представляет собой многослойное поселение, имеющее размеры 60×30 м. На данном памятнике исследовано 142 м2. Здесь, в частности, найдены раннесредневековая «надворная» печь-каменка, часть амфоры с ручками и горлом, биконическое пряслце, многочисленные фрагменты керамики, кусок железного шлака и др.[48]

Поселение Соколово I находится на пологом склоне первой надпойменной террасы правого берега р. Мжа в урочище Лымаривка. С севера и запада поселение ограничено поймами безымянного ручья и реки. Большая часть селища распахана, задернована только часть его площади, прилегающая к реке и ручью. Площадь трёх раскопов на селище составляет соответственно 140, 33, 129 м2. Здесь на площади раскопа I исследованы два жилища. На площади раскопа II изучено 9 хозяйственных ям с прямыми стенками и ровным дном. В одном из жилищ найдены фрагменты груболепных горшков, глиняных сковородок с бортиком, точильный камень, кости животных и биконическое пряслице с орнаментом в виде треугольников из точек[49].

Вполне возможно, что пеньковское поселение существовало также неподалёку от современного Змиева. Памятник 1627 г. Книга Большому Чертежу сообщает: «А ниже Мжа на Донцѣ, съ Крымской стороны, Змѣево городище, Змѣевъ курганъ тожъ, отъ Мжа версты съ двѣ»[50]. По мнению В.К. Михеева и А.Г. Дьяченко данное описание полностью соответствует археологическому памятнику, известному под названием Гайдары-1 (урочище Буцура). Исследователи считают, что Змиево городище располагалось непосредственно на Змеевом кургане (рис. 3)[51]. В 1927 г. на памятнике А. С. Федоровским и Н. К. Фуксом, а в конце ХХ в. А. В. Крыгановым и В. В. Дидыком были найдены артефакты срубной (XVI–XII вв. до н. э.), лесостепной (середина VII–III вв. до н. э.) и черняховской культур (IV– начало V вв. н. э.)[52]. Раскопки 1993 г. показали, что Змиево городище относится к памятникам древнерусской культуры и датируется XI–XIII вв. Таким образом, славяне жили здесь, как до середины V–VIII вв. так и много после. Косвенным свидетельством пребывания здесь позднепеньковского населения могут служить найденные во время раскопок 1993 г. 17 осколков лепной керамики, не получившие точной датировки и атрибуции[53].

Немногочисленные обломки пеньковской керамики были обнаружены на Северском городище. Данный памятник расположен на правом берегу Северского Донца, в 4 км к северо-западу от с. Меловая (Балаклейский район) на территории современного хутора Червонный Шлях[54].

Неподалёку от с. Великая Гомольша, на поле среди леса в урочище Добрик на площади 120×50 м собрана лепная пеньковская керамика[55].

На поселении у с. Пролетарское, расположенном в пойме правого берега Мжи, собрана лепная пеньковская керамика – биконические фрагменты, сковороды, пряслица[56].

Совсем недавно были опубликованы сведения о существовании пеньковского поселения VI – начала VII вв. на таком археологическом памятнике, как Коробовское городище[57]. Однако, единичные находки фрагментов лепной керамики пеньковской культуры при полном отсутствии здесь пеньковских комплексов свидетельствуют о том, что немногочисленные представители этой культуры лишь временно использовали территорию городища, а возможно и остатков оборонительных линий скифского времени[58].

 

Змиево городище. Современный вид

Рис. 3. Змиево городище. Современный вид

© Фото С.М. Маслака, 2008 г.

Поселение Кочеток-IV (Чугуевский район) согласно отчёту об археологических разведках И. П. Костюченко в 1949 г. расположено «На левом берегу Северского Донца… За лесом на сером песке, который распахивается, на возвышенном всхолмлении (дюне)». Дневник исследователя дополняет локализацию: «…на север от с. Кочеток через Донец». В 1921 г. памятник посещал А. С. Федоровский, в 1925 г. – Н. В. Сибилёв. В 1964 г. поселение осмотрел Е. В. Пузаков, который назвал его «Тильманов Лиман-1». В 1987 г. поселение было открыто ещё раз Ю. В. Буйновым и А. К. Дегтярём. Исследователи указали площадь поселения (3 000–4 000 м2) и отметили наличие повреждения бульдозером. В отслоении был зафиксирован культурный слой мощностью 0,1–0,5 м. Под названием «Кочеток, пункт 1» памятник был определён, как содержащий отложения бондарихинской и пеньковской археологических культур[59].

Все пеньковские поселения Подонцовья носят кратковременный характер, что может говорить о типе земледелия. Вероятно, с истощением земли, пеньковцы расчищали от леса новые площади и переносили свои поселения ближе к новым угодьям.

Читать дальше >>

ПРИМЕЧАНИЯ


[1] Приходнюк О. М. Пеньковская культура (Культурно-археологический аспект исследования) / О. М. Приходнюк. – Воронеж, 1998. – С. 8.

[2] Любічев М. В. Пеньківська культура Дніпро-Донецького межиріччя : Дис… канд. іст. наук / М. В. Любічев. – Х., 1994.

[3] Любичев М. В. О первоначальной территории расселения антов и их продвижении к Балканскому полуострову / М. В. Любичев // Древности 1995. – Х., 1995. – С. 113.

[4] Плетнёва С. А. Очерки хазарской археологии / С. А. Плетнёва. – М.; Иерусалим, 1999. – С. 47.

[5] Любичев М. В. Населення території північно-східної України в римський час (І–VII ст. н. е.) / М. В. Любичев. – Х., 2003. – С. 28.

[6] Любичев М. В. О первоначальной территории расселения антов и их продвижении к Балканскому полуострову / М. В. Любичев // Древности 1995. – Х., 1995. – С. 114.

[7] Любичев М. В. Раннеславянское селище на Северском Донце / М. В. Любичев // Вестник Харьковского университета. – 1993. – № 374 : История. – Вып. 27. – С. 30, 34.

[8] Любичев М. В. Земледелие славян Днепро-Донецкого междуречья в третьей четверти I тыс. н. э. / М. В. Любичев // Вісник Харківського університету. – 1997. – № 396 : Історія. – Вип. 29. – С. 37.

[9] Україна крізь віки : У 15 т. – К., 1998. – Т. 3. Давні слов’яни.

[10] Приходнюк О. М. Археологічні пам’ятки Середнього Подніпров’я VI–XI ст. н. е. / О. М. Приходнюк. – К., 1980.

[11] Любичев М. В. Черняховская культура Днепро-Донецкой лесостепи : История исследования и основные проблемы изучения. Монография / М.В. Любичев. – Х., 2000.

[12] Приходнюк О. М. Пеньковская культура (Культурно-археологический аспект исследования) / О. М. Приходнюк. – Воронеж, 1998. – С. 72.

[13] Седов В. В. Происхождение и ранняя история славян / В. В. Седов. – М, 1979; Седов В.В. Славяне в раннем средневековье / В. В. Седов. – М., 1995.

[14] Довженюк В. И. Об этнической принадлежности населения черняховской культуры / В. И. Довженюк // Древние славяне и Киевская Русь : Сб. науч. труд. – К., 1989. – С. 6–14.

[15] Лозко Г. С. Етнологія України. Філософсько-теоретичний та етнорелигієзнавчий аспект / Г. С. Лозко. – К., 2001.

[16] Любичев М. В. Населення території північно-східної України в римський час (І–VII ст. н. е.) / М. В. Любичев. – Х., 2003. – С. 25.

[17] Приходнюк О. М. Археологічні пам’ятки Середнього Подніпров’я VI–XI ст. н. е. / О. М. Приходнюк. – К., 1980.

[18] Jordanes. De origine actibusque Getarum : 35.

[19] Русанова И. П. Славянские древности VI–VII вв. / И. П. Русанова. – М., 1976.

[20] Любичев М. В. Населення території північно-східної України в римський час (І–VII ст. н. е.) / М. В. Любичев. – Х., 2003. – С. 25.

[21] Чмихов М. О. Археологія та стародавня історія України : Курс лекцій / М. О. Чмихов, Н. М. Кравченко, І.Т. Черняков. – К., 1992. – С. 315.

[22] Любичев М. В. Населення території північно-східної України в римський час (І–VII ст. н. е.) / М. В. Любичев. – Х., 2003. – С. 26.

[23] Берестнев С. И. Новые данные о памятниках пеньковской культуры в бассейнах Северского Донца и Ворсклы / С. И. Берестнев, М. В. Любичев // Археология Славянского Юго-Востока. – Воронеж, 1991. – С. 36.

[24] Любичев М. В. Памятники типа Сахновки на Северском Донце / М. В. Любичев // Вісник Харківського національного університету ім. В. Н. Каразіна. – 2002. – № 566 : Історія. – Вип. 34. – С. 18.

[25] Міхеєв В. К. Пеньківське поселення на Сіверському Дінці / В. К. Міхеєв, О. М. Приходнюк // Археологія. – 1986. – № 54. – С. 81.

[26] Любичев М. В. Салтово-сахновские контакты в свете материалов поселения Нижний Бишкин 2 на Северском Донце / М. В. Любичев // Хазарский альманах. – К.; Х., 2004. – Т. 3. – С. 292.

[27] Міхеєв В. К. Пеньківське поселення на Сіверському Дінці / В. К. Міхеєв, О. М. Приходнюк // Археологія. – 1986. – № 54. – С. 76.

[28] Шрамко Б.А. Справочник по археологии Украины : Харьковская область / Б.А. Шрамко, В.К. Михеев, Л.П. Грубник-Буйнова. – К., 1977. – С. 74.

[29] Дьяченко А. Г. Отчёт о раскопках и разведках Славянского отряда Скифо-славянской экспедиции Харьковского госуниверситета в 1976 году / А. Г. Дьяченко. – Х., 1977. – С. 7–10 // Архив Института археологии НАН Украины. – № 8030; Приходнюк О. М. Пеньковская культура (Культурно-археологический аспект исследования) / О. М. Приходнюк. – Воронеж, 1998. – С. 146.

[30] Берестнев С. И. Отчёт о разведках и раскопках памятников бронзового века в Харьковской области в 1977 году / С. И. Берестнев. – Х., 1978. – С. 12–14 // Архив Института археологии НАН Украины. – № 8503; Берестнев С. И. Отчёт о раскопках и разведках археологических памятников в Харьковской и Сумской областях в 1978 году / С. И. Берестнев. – Х., 1979. – С. 9 // Архив Института археологии НАН Украины. – № 8692; Берестнев С. И. Отчёт о разведках и раскопках археологических памятников на территории Харьковской и Полтавской областей в 1979 году / С. И. Берестнев. – Х., 1980. – С. 18–28 // Архив Института археологии НАН Украины. – № 9406.

[31] Берестнев С. И. Новые данные о памятниках пеньковской культуры в бассейнах Северского Донца и Ворсклы / С. И. Берестнев, М. В. Любичев // Археология Славянского Юго-Востока. – Воронеж, 1991. – С. 33.

[32] Берестнев С. И. Работы Левобережной лесостепной экспедиции / С. И. Берестнев // Археологические открытия 1978 года / Отв. ред. Б. А. Рыбаков. – М., 1979. – С. 301.

[33] Любичев М. В. Нові пам’ятки пеньківської культури у верхній течії Сіверського Дінця / М. В. Любичев // Археологічний літопис Лівобережної України. – 2001. – Ч. 2. – С. 113.

[34] Шрамко Б. А. Справочник по археологии Украины : Харьковская область / Б. А. Шрамко, В. К. Михеев, Л. П. Грубник-Буйнова. – К., 1977. – С. 74.

[35] Шрамко Б. А. Отчёт о работе Скифо-славянской археологической экспедиции Харьковского госуниверситета им. А. М. Горького в 1969 г. / Б. А. Шрамко. – Х., 1970. – С. 6 // Архив МАЭСУ; Шрамко Б. А. Отчёт о работе Скифо-славянской экспедиции ХГУ в 1970 г. / Б. А. Шрамко. – Х., 1971. – С. 19–20 // Архив МАЭСУ; Горюнов Е. А. Ранние этапы истории славян Днепровского Левобережья / Е. А. Горюнов. – Л., 1981. – С. 110.

[36] Сухобоков О. В. Славяне Днепровского Левобережья (роменская культура и её предшественники) / О. В. Сухобоков. – К., 1975. – С. 47.

[37] Шрамко Б. А. Справочник по археологии Украины : Харьковская область / Б. А. Шрамко, В. К. Михеев, Л. П. Грубник-Буйнова. – К., 1977. – С. 76–77.

[38] Там же. – С. 77–78.

[39] Любичев М. В. Исследование поселения Нижний Бишкин II / М.В. Любичев // Древности 1994. – Х., 1994. – С. 194; Любичев М. В. Салтово-сахновские контакты в свете материалов поселения Нижний Бишкин 2 на Северском Донце / М. В. Любичев // Хазарский альманах. – К.; Х., 2004. – Т. 3. – С. 278, 284, 290.

[40] Буйнов Ю. В. Отчёт Предскифского отряда Скифо-славянской экспедиции ХГУ о разведках и раскопках в 1976 году / Ю. В. Буйнов. – Х., 1977. – С. 25 // Архив Института археологии НАН Украины. – № 8211; Шрамко Б. А. Справочник по археологии Украины : Харьковская область / Б. А. Шрамко, В. К. Михеев, Л. П. Грубник-Буйнова. – К., 1977. – С. 80–81.

[41] Приходнюк О. М. Пеньковская культура (Культурно-археологический аспект исследования) / О. М. Приходнюк. – Воронеж, 1998. – С. 146.

[42] Любичев М. В. Контакты славян Днепро-Донецкого междуречья и населения Северо-Западной Хазарии в конце VII–начале VIII вв. / М. В. Любичев // Древности 1994. – Х., 1994. – С. 96.

[43] Міхеєв В. К. Пеньківське поселення на Сіверському Дінці / В. К. Міхеєв, О. М. Приходнюк // Археологія. – 1986. – № 54. – С. 75–781.

[44] Свистун Г. Е. Восточный участок обороны Мохначанского городища и его природное окружение в древности / Г. Е. Свистун, Ю. Г. Чендев // Археологічний літопис Лівобережної України. – 2000. – № 2 / 2003. – № 1. – С. 132.

[45] Любичев М. В. Населення території північно-східної України в римський час (І–VII ст. н. е.) / М. В. Любичев. – Х., 2003. – С. 30.

[46] Чендев Ю. Г. Природная среда, почвы и архитектурные особенности городища Коробовы Хутора в Харьковской области (проблемы комплексного изучения) / Ю. Г. Чендев, В. В. Колода // Российская археология. – 2012. – № 1. – С. 118.

[47] Колода В.В. Исследования на селище «П» близ с. Мохнач / В. В. Колода // Археологічні дослідженя в Україні. 2011. – К., 2012. – С. 436.

[48] Любичев М. В. Памятники типа Сахновки на Северском Донце / М. В. Любичев // Вісник Харківського національного університету ім. В. Н. Каразіна. – 2002. – № 566 : Історія. – Вип. 34. – С. 15.

[49] Там же. – С. 15.

[50] Книга Большому Чертежу / Под ред. К.Н. Сербиной. – М.; Л., 1950. – С. 64, 74.

[51] Дьяченко А. Г. Древнерусский археологический комплекс XII–XIII вв. у с. Гайдары (Змеев курган) / А. Г. Дьяченко, В. К. Михеев // Хазарский альманах. – М.; Иерусалим, 2004. – Т. 2. – С. 158.

[52] Там же. – С. 145, 146, 156.

[53] Дьяченко А. Г. Древнерусский археологический комплекс XII–XIII вв. у с. Гайдары (Змеев курган) / А. Г. Дьяченко, В. К. Михеев // Хазарский альманах. – М.; Иерусалим, 2004. – Т. 2. – С. 150.

[54] Колода В. В. Культурно-хронологическая интерпретация Северского городища близ с. Меловая на Донце / В. В. Колода // Древности 2005. – Х., 2005. – С. 187, 189, 190.

[55] Шрамко Б. А. Отчёт о разведках и раскопках Скифо-славянской экспедиции ХГУ / Б. А. Шрамко. – Х., 1968. – С. 31 // Архив МАЭСУ.

[56] Буйнов Ю. В. Отчёт о раскопках и разведкахна территории Харьковской области в 1977 году / Ю. В. Буйнов. – Х., 1978. – С. 8 // Архив Института археологии НАН Украины. – № 8502.

[57] Горбаненко С. А. Землеробство жителів салтівського селища Коробові Хутори / С. А. Горбаненко, В. В. Колода, Г. О. Пашкевич // Археологія. – 2009. – № 3. – С. 83.

[58] Чендев Ю. Г. Природная среда, почвы и архитектурные особенности городища Коробовы Хутора в Харьковской области (проблемы комплексного изучения) / Ю. Г. Чендев, В. В. Колода // Российская археология. – 2012. – № 1. – С. 118.

[59] Лаптєв О. О. Салтовські пам’ятки Харківщини в розвідках 1949 р. І. П. Костючненка / О. О. Лаптєв // Древности–2012. – Х., 2012. – Вып. 11. – С. 279.

 

Ссылка на эту статью:

Коловрат-Бутенко Ю. А. Раннеславянское население Подонцовья: анты / Ю. А. Коловрат-Бутенко // История Змиевского края. – Змиев. – 03.06.2018. – URL : https://colovrat.at.ua/publ/1-1-0-356, https://colovrat.at.ua/publ/1-1-0-357


Категория: История Змиевщины | Дата публикации: 03.06.2018 | Просмотров: 111
Ключевые слова: пеньковская культура, Византия, ранние славяне, анты
Мне нравится!
1