Воскресенье, 26.3.2017, 00:00:00 RSS Feedburner Статьи в Академии Гугл Статьи в Academia

АЛЬМАНАХ В СОЦСЕТЯХ
Страница ВКонтакте Страница на Фейсбуке Страница на Одноклассниках Страница Гугл плюс
Страница в Твиттере Страница в Моём мире Liveinternet Видеоканал альманаха
ПОДПИСАТЬСЯ НА НАШИ СТАТЬИ
news Add to netvibes
news news
news Поиск в RSS новостях и блогах
news news

news

Введите Ваш @ адрес:

КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
История Змиевщины
История славян и ариев
Выдающиеся уроженцы Змиевского края
Труды музейного комплекса Змиевского лицея №1 им. З.К.Слюсаренко
Источниковедение
Язычество славян
Географическое краеведение
Славянское единство
Публицистика
Зелёное движение
Белое дело. Белое движение
Электронная библиотека
Открытые письма
Антифашизм
ПОИСК ПО САЙТУ
НАШ ОПРОС
Кто для Вас С.Бандера и Р.Шухевич?
Всего ответов: 4
НАШИ ПАРТНЁРЫ
Сайт Дарьи Беднер
НПП "Гомольшанские леса" Змиевское научное краеведческое общество
Музейный комплекс Зиевского лицея №1 им. З. К. Слюсаренко Змиевы горы
Центр краеведения им. академика П. Т. Тронько (ХНУ им. В. Н. Каразина) Исторический факультет ХНПУ им. Г. С. Сковороды
Электронный научный журнал «Змиевское краеведение» (Electronic scientific journal «Zmiev Local Lore») Факультет геологии, географии, рекреации и туризма ХНУ им. В. Н. Каразина
МСА ПАНИ
Змиевской лицей №1 им. З. К. Слюсаренко
ГЕОГРАФИЯ ЧИТАТЕЛЬСКОЙ АУДИТОРИИ

Flag Counter

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
Yurata
ВАЛИДНОСТЬ И БЕЗОПАСНОСТЬ САЙТА
Правильный CSS! Valid HTML 40.1!
Valid RSS McAfee Secure
Adguard Результаты антивирусного сканирования
Norton TrustedSite
ДЛЯ МЕЦЕНАТОВ
ПОЛИТИКА ДОСТУПА И АВТОРСКИЕ ПРАВА
open access

Наш альманах придерживается политики мгновенного открытого доступа к опубликованному материалу, поддерживая принципы свободного распространения научной информации и глобального обмена знаниями для общего социального прогресса.

Scireg.org DMCA.com Protection Status

Copyrighted.com Registered & Protected WX4S-QLYM-GZWJ-8HFS

Ссылка на авторов при копировании и цитировании материалов обязательна.

Статьи и другие материалы, опубликованные на сайте, доступны по лицензии «Attribution-NonCommercial» («Атрибуция — Некоммерческое использование») CC BY-NC.

Главная » Статьи » Белое дело. Белое движение

ЗМИЕВСКОЙ КРАЙ В ОГНЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ. ГОДЫ 1919 – 1921. Часть 5, 6, 7, 8

ЗМИЕВСКОЙ КРАЙ В ОГНЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ.

ГОДЫ 1919 – 1921

Часть 5. Крушение Вооружённых сил Юга России

_______________________________________

© Ю. А. Коловрат

Историко-краеведческий музей Змиевского лицея № 1 им. дважды Героя СССР З. К. Слюсаренко

 

Численно уступая красным, белые армии могли побеждать только в непрерывном наступлении. Однако при таком положении очень быстро растягиваются коммуникации. К тому же значительное число войск приходилось оставлять для внутренней и гарнизонной службы. Всё это не могло не привести к катастрофе.

Генеральное сражение Гражданской войны на юге произошло в октябре – декабре 1919 г. В историю оно вошло как Орловско-Кромское. Красные в результате этой операции остановили наступление ВСЮР на Москву и сломили ударную мощь лучших соединений противника. Хотя замысел «срезать выступ», окружить и разгромить белых «ударников» не удался, под Орлом продвижение белых на Москву было остановлено.

Многие части белых были уничтожены полностью. С. В. Волков сообщает, что 6 декабря 1919 г. в лесах северо-восточнее Змиева (т. е. в Мохначанских лесах) почти полностью погиб 3-й Корниловский полк. С этим моментом связано одно интересное краеведческое сообщение. Археолог В. В. Колода рассказывает: «В 1999 г., когда мы только начали исследовать городище и работали на южной оконечности мыса, к нам подошёл Грошевой Михаил Кузьмич – на костылях и двух протезах (умер в декабре 2009 г. и похоронен на городище) – и говорит практически дословно: "Володя! Моя мамка рассказывала, что тут, показывая на возможное место на восточном краю мыса, росла старая верба, а под ней белогвардейцы спрятали 2 бочонка с золотом...”». Учитывая, что каждый сезон подобных легенд учёные выслушивают довольно много, а на поверку они оказываются вымыслом, то В. В. Колода отнёсся и к данному сообщению скептически. Однако может быть, что в данном случае речь идёт о полковой кассе или ином скарбе, который белогвардейцы хотели сохранить до лучших времён.

В своих мемуарах П. Н. Врангель так описывает положение, сложившееся после Орловско-Кромского сражения: «Огромное число составов оказались занятыми войсковым имуществом отдельных частей. На одной из станций я встретил поезд: большое число пульмановских классных и товарных вагонов охранялись часовыми Корниловского ударного полка. Из окон своего вагона я мог наблюдать, как в большом салон-вагоне первого класса, уставленном мягкой мебелью и с пианино у одной из стен, оживленно беседовали несколько офицеров-корниловцев. Я послал своего адъютанта выяснить, что это за состав, и с удивлением узнал, что это поезд Корниловского ударного полка. Такие поезда оказались у большинства воинских частей. Штаб армии, сложив с себя всякие заботы о довольствии войск, предоставил им довольствоваться исключительно местными средствами. Войска наперерыв стремились захватить побольше; что не могло быть использовано для непосредственных нужд частей, отправлялось в тыл для товарообмена и продажи. Огромное число воинских чинов находилось в тылу в длительных командировках по "реализации военной добычи”. В войсках вырабатывался взгляд на войну, как на средство наживы. Армия развращалась. Подвижные запасы частей, по мере продвижения на север, быстро увеличивались, обозов не хватало и, при благосклонном попустительстве свыше, под захваченное добро брались подвижные составы. Некоторые части занимали под полковые запасы до двухсот вагонов.

С началом отхода награбленное добро поспешно увозилось в тыл, забивая железнодорожные узлы, нарушая и осложняя график важнейших воинских перевозок. Эвакуация велась самым беспорядочным образом, плана, видимо, никакого не было. Спешно отправляемые в тыл всевозможные управления и учреждения не получали никаких указаний о пути следования. Поезда забивали железнодорожные узлы, неделями стояли не разгруженными... Станции были наполнены огромным числом беженцев, главным образом женщин и детей, замерзающих, голодных и больных. По мере продвижения на север все ярче рисовалась жуткая картина развала.

На станции Змиев, куда я прибыл вечером, мне доложили, что штаб генерала Май-Маевского оставил уже Харьков. Через несколько минут штабной поезд подошел к станции с севера. Я прошел к генералу Май-Маевскому, которого застал весьма подавленным. Его отозвание было для него, видимо, совершенно неожиданным, и он горячо сетовал на "незаслуженную обиду”, хотя убран был и он, и начальник его штаба (генерал Ефимов) с "почестями” – зачислением в распоряжение Главнокомандующего.

Не задерживаясь в Змиеве, генералы Май-Маевский и Ефимов проследовали в Таганрог. Вечером я отдал армии приказ». Фотокопия данного приказа хранится в Змиевском краеведческом музее и приведена в книге М. И. Саяного «Зміївщина – Слобожанщини перлина».

 

Часть 6. К вопросу о белом терроре

Советская пресса начала 1920-х гг. сообщает, что после начала отступления из Харькова, белые, собрав 21 ноября ст. ст. всех заключённых в количестве 2 300 (по другим данным 2 500) чел., отправили их по этапу на Змиев. До Змиева дошли только 1 300 чел. Остальные либо были убиты по пути конвоирами, либо разбежались. Известно, что конвой состоял из воинов Ударной корниловской дивизии. Пройдя половину, пути этап остановился на постой в деревне Васищево.

В Змиеве арестантов разместили в здании городского реального училища. Комендант города капитан Марков отдал приказание расстрелять всех этапированных, но поскольку солдаты отказались выполнить это распоряжение, пришлось перевести их в здание городской тюрьмы. Помещение было маленьким, поэтому в каждой из 8 камер сидели по 150 человек.

В том же источнике сообщается, что арестованных не кормили, но якобы местное население приносило хлеб, а сердобольные тюремщики – вареную картошку. В другом источнике, написанном от первого лица, утверждается, что белые всё-таки хлеб выдавали – по две буханки на 100 чел.

23 ноября ст. ст., видимо после сортировки, 140 чел. были оставлены для расстрела, а остальных арестантов отправили двумя путями на Андреевку. Первый путь пролегал через Лиман, второй – через Зветки, Черемошное и Генеевку. В ходе этого этапа была убита прикладами мать большевистского преступника Саенко. М. Самойлов уточняет, что в Змиеве были оставлены больные тифом.

Из оставшихся в Змиевской тюрьме 40 чел. освободили, а 100 расстреляли. Поскольку трупы лежали несколько дней, то успели обмёрзнуть. Отмечается, что некоторые трупы были изъедены собаками. Позже это станет поводом утверждать о якобы имевших место пытках, проводимых белыми. После уходя последних из Змиева, местные жители вырыли несколько ям и зарыли трупы. Один из арестантов смог убежать, но будучи раненым, он был вынужден попроситься на постой в семью змиевчанина Горогатого. Кто-то из семьи донёс в комендатуру и арестанта расстреляли. После ухода из города белых, большевики отомстили за смерть товарища и вырезали всю семью Горогатых, все 8 чел.!

Относительно судьбы отправленных в Андреевку арестантов уже в 1920-е гг. не было точных сведений, лишь сообщалось: «говорят, что большинство из них было перебито дорогою и лишь незначительная часть дошла до Андреевки, где была посажена в товарные вагоны и направлена сначала в Балаклею, но потом была возвращена обратно, т. к. на Балаклею был отрезан путь отступления. М. Самойлов в своих воспоминаниях пишет: «В Андреевке 26 ноября ст. ст. вновь были вызваны 200 чел. (среди них около 100 уголовных) по списку и расстреляны. Из Андреевки уже по железной дороге арестованных отправили на Изюм, где по слухам их освободила Красная Армия, внезапно захватившая город. Одна из партий на Андреевку в количестве 60 чел. пошла на соглашение с конвоем и вместе с ними ушла в лес».

Такие вот произошли перипетии с арестованными большевиками. Часть отпущена, часть разбежалась. Естественно, вышеописанное ни в какое сравнение не идёт с теми зверствами, что были учинены харьковской и змиевской ЧК.

По приходе в Змиев большевики составили специальную комиссию по расследованию «злодеяний белогвардейцев». Результатом её работы стала идентификация трупов и публикация имён опознанных погибших. Всех трупов осмотрено в Змиеве 49, из коих достоверно опознано 23:

1. Гомельский Самуил Абрамович;

2. Харченко Иван Васильевич;

3. Сафонов Анатолий Семёнович;

4. Мостицкий Василий Семёнович;

5. Толетунос (в) Григорий;

6. Иванов Иван Матвеевич;

7. Шовкун Пётр Денисович;

8. Гора Иван Васильевич;

9. Гримбейн Арон Давидович (по другому списку – Гринбин);

10. Полонский Лев Николаевич;

11. Беккер (Арнольд);

12. Шульгин Фёдор Павлович;

13. Циганков Пётр Андреевич;

14. Пискунов Иван Терентьевич;

15. Кондрацкий Макар Филиппович;

16. Сидоренко Иван Александрович;

17. Лукшин Яков Фёдорович;

18. Сурков Василий Васильевич;

19. Барков Герасим Михайлович;

20. Шевченко Сергей;

21. Винокур Иосиф Лейбович;

22. Ковяр Александр Фёдорович;

23. Кох (начальник штаба Махно).

Из приведённого списка виден большой процент евреев. Исследователями неоднократно отмечалось, что именно евреи составляли основной штат ЧК. Поэтому логично предположить, что в данном случае были расстреляны чекисты. В одном из воспоминаний упоминается о расстреле «надзирателя Харьковской каторжной тюрьмы при Советской Власти Николая (фамилия неизвестна)». Здесь же упоминаются товарищ Чёрный, помещик Березовский, начальник зоны Харьковской при советской власти, Бакуменко Константин, Романович, Голубов, начальник штаба Махно.

Кроме того, на стенах камер змиевской уездной тюрьмы были обнаружены такие надписи:

«Всеволод Борисович Лесевицкий расстрелян за большевизм Добрармией 29 ноября 1919 г. – сообщить Александре Артёмовне Кузнецово-Козловой. Ставропол[ская]. губ[ерния]».

«Фёдор Максимович Карпенко, 36 лет [несколько зачёркнутых слов] жена 4 детей, прошу сообщить о расстреле 29 ноября».

«Село Дергачи 13 вёр[ст], от Харькова, известить Матрёну Шварову: Петя Шваров расстрелян».

«Расстрелян в ноч[ь] с 27 на 28 ноября Фёдор Павлович Шульга, сообщить отцу Павлу Ивановичу Шульге сл. Жигайловка Ахтырского уезда Харьковской губ[ернии]».

На стенах ещё одной камеры запечатлены только фамилии: «Землянов», «Давыдов», «Суховин», «Кириллова-Терещенко – выпушена на волю», «Сергей Николаев», «Сергей Литвинов», «Денис Селецкий» и «Григорий Федотов». Какая судьба постигла этих людей мы, вероятно, никогда не узнаем.

Таким образом, после обзора наявных источников мы вправе сделать вывод, что основным методом белого террора был расстрел. Расстрелу же в основном подлежали комиссары и красные командиры. Добавим, что в тюремных книгах белогвардейская администрация зачастую ставила пометку «В Комендантское Управление». Частично эта пометка встречается напротив расстрелянных и опознанных впоследствии арестантов.

 

Часть 7. Окончательное установление советской власти

19 января 1919 г. прошёл первый Змиевской уездный съезд Советов крестьянских, рабочих и красноармейских депутатов. На нём в частности рассматривались такие вопросы: деятельность местного ревкома, земельный вопрос, конструирование власти и др. Также был заслушан доклад военного комиссара.

После крушения белого фронта и отступления ВСЮР совдепу не сразу удалось установить власть советов. Вот, что сообщает особый отдел Юго-Западного фронта: «Украина переживает в настоящее время очередную волну восстаний. В Харьковской, Донецкой и Черниговской губерниях восстания носят определенно заносный характер и перекинулись туда из соседних Курской, Екатеринославской и Киевской губерний, в которых восстания носят уже вполне организованный характер. … в Харьковской губернии 22 апреля [1920 г.] ликвидировано восстание в Сумском и Ахтырском уездах, перекинувшееся из Грайворонского уезда Курской губернии. Местного происхождения в Харьковской губернии только одна банда дезертиров в Валковском уезде, насчитывающая до 1500 человек. … Имеются вспышки на почве неправильных действий продотрядников или мобилизации; вспышки эти чисто местного характера, и для ликвидации их достаточно надежных частей ВОХРа».

Судя по выпискам из метрических книг, опубликованным на сайте Харьковского частного музея городской усадьбы историком А. Ф. Парамоновым, в Змиевском уезде 1920 – 1921 гг. шли настоящие бои советской власти с местными банд-формированиями махновцев, зелёных, кулаков, остатков белых частей и др. Об этом говорит список погибших милиционеров.

Крайник Филипп Иванович (1900 г. р.) – младший пеший милиционер в сл. Преображенской Змиевского уезда. Убит в бою 25 июля 1921 г.

Кувшинов Иван Константинович (1893 г. р.) – старший конный милиционер в сл. Лозовеньке Змиевского уезда. Убит махновцами 23 июля 1920 г.

Артёменко Никифор Порфирьевич (1898 г. р.) – младший пеший милиционер в сл. Лозовенька Змиевского уезда. Убит в бою 19 января 1921 г.

Андрианов Пётр Игнатьевич (1897 г. р.) – младший пеший милиционер в сл. Лозовенька Змиевского уезда. Убит в бою 19 января 1921 г.

Бочаров Леонтий Емельянович (1899 г. р.) – младший конный милиционер 4 района Змиевского уезда. Убит разведкой гусарского полка в ночь на 14 июня 1921 г., похоронен в сл. Алексеевка.

Кувшинов Иван Константинович (1893 г. р) – старший конный милиционер в сл. Лозовеньке Змиевского уезда. Убит махновцами 23 июля 1920 г.

Коваленко Григорий Терентьевич (1893 г. р.) – младший пеший милиционер в сл. Лозовенька Змиевского уезда. Убит в бою 19 января 1921 г.

Лапенко Михаил Васильевич (1901 г. р.) – милиционер сл. Лозовенька Змиевского уезда. Убит 9 ноября 1920 г.

Майборода Алексей Леонтьевич (1897 г. р.) – милиционер в сл. Лозовенька Змиевского уезда. Убит махновцами 23 июля 1920 г.

Рыжков Григорий – родился в сл. Ефремовке Змиевского уезда, милиционер Боровской волости. 1 июля 1921 г. тяжело ранен из обреза, умер и похоронен в слободе Ефремовка.

Рюмшин Никифор Тарасович (1888 г. р.) – младший пеший милиционер 4 района Змиевского уезда. Убит бандитами 1 сентября 1920 г., похоронен в сл. Алексеевка.

Савва Александр – старший конный милиционер сл. Лозовенька Змиевского уезда. Убит 29 августа 1920 г.

Саржин Василий – милиционер 4 района Змиевского уезда, зарублен бандитами 9 июля 1921 г. в с. Грушино.

Хоменко Виктор – милиционер 4 района Змиевского уезда. Зарублен 9 июля 1921 г. в с. Грушино.

Цымбал Денис – милиционер 4 района Змиевского уезда. Зарублен бандитами в с. Грушино 9 июля 1921 г.

Чурилов Никита Кузьмич (1885 г. р.) – младший пеший ми-лиционер 4 района Змиевского уезда. Убит бандитами 1 сентября 1920 г., похоронен в сл. Берека.

Естественно, этот список далеко не полный.

Подробное описание борьбы советской власти с различными банд-формированиями мы находим в одной из рукописей А. И. Криштопы. Например, начальником продовольственных отрядов в южные волости Змиевского уезда был назначен петроградский студент-юрист Копырев. В первой же своей поездке по уезду он был убит вместе с десятью членами продотряда.

Фигурантами второго эпизода являются уже не крестьяне, боровшиеся с продотрядами, а, по всей видимости, остатки какой-то белогвардейской части.

В 1920 г. председатель уездного Военно-революционного совета Лазарев вызвал А. И. Криштопу, возглавлявшего отдел юстиции, и поручил поехать в составе комиссии из троих человек на переговоры в банду Совы, которая незадолго перед этим сожгла Лебедяжевский сахарный завод. Суть переговоров заключалась в предложении советской власти сложить оружие взамен на полную амнистию. Помимо начальника отдела юстиции А. И. Криштопы в комиссию вошли командир охранной роты Курочка и следователь ЧК Бреславцев. Банда дислоцировалась в с. Лебяжье Скрипаёвского сельского совета. Автор рукописи сообщает: «…самого Совы мы в Лебяжьем не видели (он был на очередной "операции” в Волчанском уезде). Замещал же Сову в Лебяжьем "комендант” Кондратенко. С ним я и повёл переговоры, которые были отложены, к нашей большой досаде, до следующего утра. <…> Наконец настало долгожданное утро. Нам принесли чай, много сахара, варёное мясо и очень хороший пшеничный хлеб. <…> Спустя минут двадцать явился "комендант” и предложил нам всем идти в "казармы”. <…> По пути в казарму "комендант” всё-таки сказал, что "хлопці хочуть вас бачити и послухати все те, що ви мені вчора говорили”».

Дальнейшее описание подтверждает нашу догадку об этом банд-формировании, как об остатке частей регулярной армии. «В казарме было человек до пятидесяти кавалеристов вооружённых и одетых в разноцветные мундиры и брюки формы царских гусар и драгун».

Кавалеристы сначала попросили прибывших рассказать о новостях и последних событиях, а затем выслушали предложение парламентёров. После бурных обсуждений за закрытыми дверями кавалеристы приняли предложение советской власти и решили служить в Красной Армии, что и было осуществлено. Позднее был помилован и также поступил на службу сам Сова.

Материалы архивного отдела Историко-краеведческого музея Змиевского лицея № 1 им. З. К. Слюсаренко свидетельствуют, что в 1920 г. в с. Задонецком орудовала банда Двигуна, разбитая в том же году частями особого назначения (ЧОН).

 

Часть 8. Репрессии против белогвардейцев

После эвакуации Русской армии из Крыма и окончательного разгрома на местах банд-формирований и остатков регулярных белых частей советская власть начала политические чистки. Многие бывшие участники Белого движения, в основном это были крестьяне, подверглись репрессиям со стороны советской власти. Так, Гладков Василий Григорьевич, бывший до 1917 г. одним из землевладельцев в Змиевском уезде, расстрелян красными 1 января 1921 г. в сл. Алексеевке.

10 августа 1937 г. была арестована и заключена на 10 лет З. Д. Ковалевская. Осуждена как дочь священника, работавшая в годы гражданской войны фельдшером белогвардейского Харьковского городского санитарного лазарета и в отделе пропаганды ВСЮР. В 1930 г. за службу в белогвардейской администрации и поддержку противосоветских банд был осуждён Литвин Иван Степанович (1897 г. р.), уроженец с. Мотузовка Змиевского уезда.

Сажали в концлагеря и за службу в царской и петлюровской армии. Именно по такому обвинению был осуждён Бебешко Николай Иванович (1893 г. р.) – житель с. Таганка Змиевского уезда, беспартийный крестьянин с начальным образованием.

Офицеры ВСЮР, оставшиеся после отступления белых в родных краях, нещадно арестовывались. Уроженец с. Задонецкое Курочкин Михаил Алексеевич (1893 г. р.), имевший специальное среднее образование, арестован 30 апреля 1920 г., а 2 мая был отправлен в Орловский концлагерь.

В 1930-х гг. советская власть активнейшим образом выискивала всех, кто так или иначе был причастен к белым. 7 мая 1931 г. житель с. Шевелёвка Змиевского уезда Кононов Григорий Емельянович был арестован за выдачу белым красных партизан во время гражданской войны. Справедливости ради отметим, что уже 4 июня он был освобождён под подписку о невыезде.

Многие люди пострадали, большая часть невинно, в репрессиях 1937 г. по обвинению в причастности к белогвардейщине. Так Стрюк Антон Автономович, родившийся в 1895 г. в дер. Максимовка Змиевского уезда, имел среднее образование, был беспартийным. После окончания гражданской войны уехал на Север, где состоял в сельхозартели «Северный клич» (проживал в пос. Яровое Парабельского района Томской области). 18 августа 1937 г. А. А. Стрюк был арестован как член кадетско-монархической и эсеровской организаций, а 2 октября того же года расстрелян. Реабилитирован 9 марта 1961 г. посмертно. Ещё более показательна в этом отношении судьба Егора Афанасьевича Зайца. Родившись в с. Западня Змиевского уезда в 1912 (!) г., он был обвинён Чрезвычайной комиссией Яренского уезда в «пособничестве белогвардейцам» и сослан в Устьвымлаг НКВД.

Впереди были долгие годы советской власти…

 

© Ю. А. Коловрат,

19-20 лютого 7519 г. (19-20.02.2011)

 

Синтаксис ссылки:

Коловрат Ю. А. Змиевской край в огне Гражданской войны. Годы 1919 – 1921. Часть 5. Крушение Вооружённых сил Юга России / Ю. А. Коловрат // История Змиевского края. [Электронный документ. Режим доступа: http://colovrat.at.ua/publ/9-1-0-116].

 

Коловрат Ю. А. Змиевской край в огне Гражданской войны. Годы 1919 – 1921. Часть Часть 6. К вопросу о белом терроре / Ю. А. Коловрат // История Змиевского края. [Электронный документ. Режим доступа: http://colovrat.at.ua/publ/9-1-0-116].

 

Коловрат Ю. А. Змиевской край в огне Гражданской войны. Годы 1919 – 1921. Часть Часть 7. Окончательное установление советской власти / Ю. А. Коловрат // История Змиевского края. [Электронный документ. Режим доступа: http://colovrat.at.ua/publ/9-1-0-116].

 

Коловрат Ю. А. Змиевской край в огне Гражданской войны. Годы 1919 – 1921. Часть 8. Репрессии против белогвардейцев / Ю. А. Коловрат // История Змиевского края. [Электронный документ. Режим доступа: http://colovrat.at.ua/publ/9-1-0-116].

Категория: Белое дело. Белое движение | Добавил: Yurata (29.03.2011)
Просмотров: 2361
Лицензия Creative Commons
Все права защищены
© Электронный альманах
«История Змиевского края» (ISSN 2414-5939), 2008–2017

Контакты:  colovrat.at@yahoo.com  |  +(380)63-80-82-936  | Хостинг от uCoz
colovrat.at.ua Alexa/PR
Индекс цитирования
Траст. Анализ сайта colovrat.at.ua
Яндекс.Метрика
MegaIndex Domain Rank