Главная » Статьи » Географическое краеведение

Муравский шлях

УДК 913

ББК 26.890(4Укр) + 26.891

 

МУРАВСКИЙ ШЛЯХ

______________________________

© Ю. А. Коловрат-Бутенко

(OrcidID: 0000-0002-3294-3308, ResearcherID: G-9509-2016)

Змиевское научное краеведческое общество

В своё время Б. А. Шрамко[1] высказал предположение, что водные пути сообщения в древности, возможно, не были основными. Позже А. В. Бандуровский вследствие анализа картографирования археологических памятников, пришёл к выводу о завышенной роли Северского Донца как торгового пути античности[2]. Относительно периода раннего средневековья к тому же выводу пришёл и А. А. Тортика, который считал, что Северский Донец мог использоваться для торговой навигации только в пору весеннего половодья[3].

Вместе с тем ещё со времён древности в интересующем нас регионе функционировал сухопутный Муравский шлях. Большая часть укреплений и некрополей древности тяготеют именно к нему[4]. Свидетельством его роли в торговле является находка костей осла Equus asinus asinus L. на Люботинском городище[5] (животное не типичное для данной местности). Этот путь был настолько важной транспортной артерией, что функционировал даже после монголо-татарского нашествия, вплоть до XV в.[6] До XVII в. вдоль Муравского шляха сохранялись ещё ориентиры. Так, например, «Книга большому чертежу» в этом качестве упоминает «двух каменных девок»[7].

Муравский шлях, шедший по водоразделу днепровского и азовско-донецкого бассейна, был одним из древнейших известных. Данный шлях, получивший своё название, вероятно, от травы муравы[8], на всём своём протяжении проходит по водораздельной возвышенности в верховьях рек Волчая, Самара, Орель, Берестовая, Орчик, Коломак, Мерчик, Мерла, Ворскла, Сейм с западной стороны и возле верховий рек Берека, Уды, Мжа на востоке (рис. 14). По утверждению Д. С. Гречко это был очень удобный путь для передвижения торговых караванов, поскольку тут не встречаются глубокие реки, яры, болота и непролазные лесные массивы[9]. Из боковых веток Муравского шляха известны были: Крымский или Чумацкий, отделявшийся от Муравского у Волчьих Вод, шедший вдоль левого берега Днепра над Великим Лугом, потом поворачивавший от Днепра в степь и доходивший до города Перекопа; Изюмский, сходившийся с Муравским у верховий реки Орели, и Кальмиусский, сходившийся с Муравским у Конских Вод (рис. 15)[10].

 

Муравский шлях

Рис. 1. Муравский шлях

Шрамко Б. А. Бельское городище скифской эпохи (город Гелон) / Б. А. Шрамко. – К., 1987. – С. 21.

 

Муравский шлях у русских считался способнейшим, прямейшим, гладким и ровным путём из Руси к татарам; у казаков он именовался «одвічним, безкрайнім» шляхом; о нем запорожцы говорили: «лежить – гася простяглася, а як устане, то й небо дістане»[11]. Большое значение имело то, что на расстоянии дневных переходов вдоль всего шляха были удобные места для стоянок, где имелись дрова, дичь, рыба[12]. Однако сказанное касалось только лесного и лесостепного отрезка шляха. Степную же его часть Д. И. Яворницкий описывал так: «В пределах Степи он шёл на протяжении более 200 вёрст и на этом пространстве пролегал по безлюдной и дикой степи, где кроме небольшого жилья на Самаре, до XVIII в. не было ни городов, ни сёл, ни хуторов, ни заезжих дворов; зато по обеим сторонам его в обильное дождями лето росла такая густая высокая трава, что за ней не было видно ни человека, ни волов: как идёт, бывало, чумак по шляху, то от него только и видно, что “висока шапка та довгий батіг”; а кругом стоит, как море, седой усатый ковыль, низко нагибающийся то в одну, то в другую сторону от легкого дуновения степного ветерка; свернёт воз с дороги, то и не выплутает из густой травы своих колес. Немудрено, поэтому, что путешественники, следовавшие из России через Запорожье в Крым или Татарию, – останавливались на ночлег в отрытой степи и под открытым небом, спускаясь или на склон какой-либо балки, или на берег какой-нибудь реки; неудивительно также и то благоразумное опасение, с которым путники шли по этому шляху: так, московские послы, Василий Тряпкин и Никита Зотов, шедшие в 1681 году в Крым, повернув от Сум к Муравскому шляху, взяли с собой для охраны 600 рейтар и украинских казаков. К этим неудобствам движения по Муравскому шляху присоединялось ещё и то, что путешественникам часто приходилось или идти вброд чрез встречавшиеся на пути речки, или же самим мостить гати и по ним переправляться с одного берега на другой»[13].

Муравский шлях был обыкновенной дорогой, по которой татары врывались в Украйну: «А ходятъ изъ Крыма татаровя по сей левой сторонѣ Днѣпра на Муравскій шляхи, не переходя Днѣпра, украинскіе пороги»[14]. Но в XVII в., после возведения городов в Слободской Украйне, татары уже старались избегать Муравского шляха: «Крымскіе люди Муравскою и Изюмскою соймою противъ крѣпостей не пойдутъ...»[15].

 

[1] Шрамко Б. А. Бельское городище скифской эпохи (город Гелон) / Б. А. Шрамко. – К., 1987. – С. 20.

[2] Бандуровский А. В. О путях проникновения античного импорта в верховья Северского Донца в скифскую эпоху (по материалам раскопок и разведок последних лет) / А. В. Бандуровский // Археологічні відкриття на Україні 1999 – 2000 рр. – К., 2002. – С. 6.

[3] Тортика А. А. Северо-Западная Хазария в контексте истории Восточной Европы (вторая половина VII – третья четверть X вв.) / А. А. Тортика. – Х., 2006. – С. 463, 465-466.

[4] Гречко Д. С. Населення скіфського часу на Сіверському Дінці / Д. С. Гречко. – К., 2010. – С. 27.

[5] Шрамко Б. А. Люботинское городище / Б. А. Шрамко // Люботинское городище. – Х., 1998. – С. 100.

[6] Грушевський М. С. Історія України-Руси : В 11 т., 12 кн. / Під ред. П. С. Соханя (голова) та ін. – К., 1995. – Т. 6 : Житє економічне, культурне, національне XIV–XVII віків. – С. 9.

[7] Книга Большому Чертежу/ Под ред. К. Н. Сербиной. – М.; Л., 1950. – С. 64–65.

[8] Валковский краевед И. Скотарь выводит название Муравский шлях от имени славянской богини смерти Мораны на том основании, что татары уводили наших людей по этой дороге на верную смерть (Дьоміна О. Муравський шлях – шлях смерті і смертельних мук / О. Дьоміна // Змієве городище. – 2001. – Серпень, №12). Предположение следует считать полностью несостоятельным. Во-первых, в славянской фонологии звук [о] в [у] не переходит. Во-вторых, к середине XIII в., когда начались татарские нашествия на земли славян, период двоеверия закончился и такое божество наши предки к этому времени просто не помнили.

[9] Гречко Д. С. Населення скіфського часу на Сіверському Дінці / Д. С. Гречко. – К., 2010. – С. 26. В этом отношении несомненной ошибкой выглядит мнение М. И. Саяного, утверждающего о прохождении Муравского шляха «Через поселения, где сейчас расположены сёла Тарановка, Задонецкое, Лиман, Черкасский и Нижний Бишкины» (Саяний М. Найбільші відкриття – попереду / М. Саяний // Вісті Зміївщини. – 2001. – 10 листопада), поскольку Задонецкое и Лиман находятся на Ногайской стороне (левобережье) Северского Донца.

[10] Эварницкий Д И. История Запорожских казаков / Э. И. Эварницкий. – СПб., 1892. – Т. 1. – С. 89.

[11] Там же. – С. 87–88.

[12] Русов А А. Русские тракты в конце XVII и начале XVIII веков и некоторые данные о Днепреиз атласа конца прошлого столетия / А. А. Русов. – К., 1876. – С. 94–96.

[13] Эварницкий Д И. История Запорожских казаков / Э. И. Эварницкий. – СПб., 1892. – Т. 1. – С. 88.

[14] Там же. – С. 88.

[15] Акты Южной и Западной России. – СПб., 1878. – Т. X. – С. 414.

 

Ссылка на эту статью:

Коловрат-Бутенко Ю. А. Муравский шлях / Ю. А. Коловрат-Бутенко // История Змиевского края. – Змиев. – 24.12.2017. – URL : https://colovrat.at.ua/publ/13-1-0-349

Категория: Географическое краеведение | Добавил: Yurata (24.12.2017)
Просмотров: 305 | Теги: Д. И. Яворницкий, Татары, Муравский шлях, Б. А. Шрамко