Четверг, 27.4.2017, 00:00:00 RSS Feedburner Статьи в Академии Гугл Статьи в Academia Видеоканал альманаха

АЛЬМАНАХ В СОЦСЕТЯХ
Страница ВКонтакте Страница на Фейсбуке Страница на Одноклассниках Страница Гугл плюс
Страница в Твиттере Страница в Моём мире Liveinternet Страница в ЖЖ
ПОДПИСАТЬСЯ НА НАШИ СТАТЬИ
news Add to netvibes
news news
news Поиск в RSS новостях и блогах
news news
news news
news news

Введите Ваш @ адрес:

КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
История Змиевщины
История славян и ариев
Выдающиеся уроженцы Змиевского края
Труды музейного комплекса Змиевского лицея №1 им. З.К.Слюсаренко
Источниковедение
Язычество славян
Географическое краеведение
Славянское единство
Публицистика
Зелёное движение
Белое дело. Белое движение
Электронная библиотека
Открытые письма
Антифашизм
ПОИСК ПО САЙТУ
НАШ ОПРОС
Кто из иностранцев мог бы быть лучшим Президентом Украины?
Всего ответов: 9
НАШИ ПАРТНЁРЫ
Сайт Дарьи Беднер
НПП "Гомольшанские леса" Змиевское научное краеведческое общество
Музейный комплекс Зиевского лицея №1 им. З. К. Слюсаренко Змиевы горы
Центр краеведения им. академика П. Т. Тронько (ХНУ им. В. Н. Каразина) Исторический факультет ХНПУ им. Г. С. Сковороды
Электронный научный журнал «Змиевское краеведение» (Electronic scientific journal «Zmiev Local Lore») Факультет геологии, географии, рекреации и туризма ХНУ им. В. Н. Каразина
МСА ПАНИ
Змиевской лицей №1 им. З. К. Слюсаренко
ГЕОГРАФИЯ ЧИТАТЕЛЬСКОЙ АУДИТОРИИ
Map
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

ВАЛИДНОСТЬ И БЕЗОПАСНОСТЬ САЙТА
Правильный CSS! Valid HTML 40.1!
Valid RSS McAfee Secure
Adguard Результаты антивирусного сканирования
Norton TrustedSite
ДЛЯ МЕЦЕНАТОВ
webmoney webmoney
История
ПОЛИТИКА ДОСТУПА И АВТОРСКИЕ ПРАВА
open access

Наш альманах придерживается политики мгновенного открытого доступа к опубликованному материалу, поддерживая принципы свободного распространения научной информации и глобального обмена знаниями для общего социального прогресса.

Scireg.org DMCA.com Protection Status

Copyrighted.com Registered & Protected WX4S-QLYM-GZWJ-8HFS

Ссылка на авторов при копировании и цитировании материалов обязательна.

Protected by Copyscape

Статьи и другие материалы, опубликованные на сайте, доступны по лицензии «Attribution-NonCommercial» («Атрибуция — Некоммерческое использование») CC BY-NC.

Главная » Статьи » История славян и ариев

ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД, МОГИЛЬНИКИ И ВЕРОВАНИЯ СЛАВЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ КИЕВСКОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ. По археологическим материалам Подонцовья

ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД, МОГИЛЬНИКИ И ВЕРОВАНИЯ
СЛАВЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ КИЕВСКОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
(По археологическим материалам Подонцовья)

____________________________
Магистр истории
Ю. А. Коловрат
Лицей № 1 г. Змиева, методическая кафедра учителей истории и географии
Историко-краеведческий музей лицея № 1 г. Змиева


Истоки погребальной обрядности киевской культуры ещё до конца не выяснены, так как население, обитавшее на очерченной территории в предыдущий период, использовало обряд трупосожжения, отличавшийся от киевского. Авторы «Археологии Украинской ССР» считали, что наиболее близким по типу к киевскому является погребальный обряд милоградской культуры [1]. В погребальном обряде киевских могильников как бы возрождаются основные черты милоградских захоронений скифского времени. Интересен и тот факт, что на рубеже нашей эры подобные черты погребального обряда сохраняются, главным образом, на могильниках верхнеднепровской группы зарубинецкой культуры [2]. Некоторые черты киевских захоронений находят аналогии и в погребальных обрядах пшеворской и черняховской культур [3].

На сегодняшний день на территории Змиевского края не известен ни один могильник киевской культуры. Однако погребальный обряд местных киевских племён известен по аналогиям сейминско-донецкого варианта. На востоке Днепровского Левобережья и в Подонцовье исследованы четыре ранних киевских могильника (Кулига, Приоскольское-2, Шишино-5, Шмырёво), на которых раскопаны 24 погребения. Все они бескурганные. Два из них представляли собой трупоположения, прочие – трупосожжения. Все трупосожжения совершены на стороне. Два погребения урновые, остальные – безурновые. В большинстве случаев остатки сожжений помещены в неглубокие ямы весьма разнообразные по форме (круглые, овальные, с неровными краями) и профилю (часть сужена ко дну, некоторые имеют вертикальные стенки, на дне могут прослеживаться дополнительные углубления, в том числе следы от столбов). Кальцинированные кости (за редкими исключениями их бывает очень мало, причём наряду с человеческими попадаются и кости животных) были расположены в ямах как в виде кучек, так и в разбросе. Как правило, они перемешаны с золою и углями от погребального костра. Инвентарь крайне беден. Его обычно составляли черепки различных сосудов, преднамеренно разбитых до совершения захоронения (при реконструкции ни один из горшков не склеился полностью) и иногда вторично обожжённых. Кроме керамики, обнаружены несколько пряслиц, бронзовая булавка, железное зубило, стеклянные бусы. Во многих ямах наблюдается их послойная засыпка. При этом кости, черепки и угли могут относиться к разным прослойкам, а могут и залегать вместе [4].

По приведённому выше описанию мы можем восстановить погребальные обычаи и церемонию киевских племён Змиевщины. После смерти тело усопшего сжигали на погребальном костре. Здесь же сжигалась туша животного, которым снабжали для путешествия в загробный мир умершего. В качестве сопроводительного инвентаря на погребальный костёр клали вещи, принадлежавшие покойному при жизни: зубило, пряслице, украшения. Причём первые два предмета явно указывают на профессиональную и половую принадлежность умершего. Данные археологии подтверждаются письменные источниками. Арабский купец, географ и историк Х в. Аль-Масуди уточняет, что славяне и русы «сжигают своих мертвецов с их скотом, оружием и украшениями» [5].

После этого вырывалась яма, которой, судя по разнообразию форм и профилей, не придавалось большого значения. В эту яму ссыпались все остатки погребального костра (кальцинированные кости, угли, зола, остатки инвентаря) и производилась первичная засыпка могильника. Затем членами рода производилась поминальная тризна – проводы в потусторонний мир умершего сородича. Ибн-Даст в «Книге драгоценных сокровищ» (30-е гг. Х в.) сообщает, что когда у славян кто-нибудь умирает, то женщины «царапают себе ножом руки и лицо», но уже «при сожжении покойников придаются буйному веселью, проявляя тем свою радость по поводу милости, сделанной ему [покойному] Богом» [6]. Собирание праха и установка урны, согласно ибн-Дасту происходит на второй день после сожжения [7] По мнению Б.А.Рыбакова, такое веселье должно было отпугнуть смерть от оставшихся в живых членов рода.


После тризны производился ещё один ритуал, очень древний, символизм которого ещё не постигнут в полной мере. Разбивался керамический сосуд, а осколки его клали в яму. Далее производилась вторичная засыпка могилы. Обычай класть в могилу битую посуду восходит ко временам индоевропейской языковой культурно-исторической общности. Как отмечал в своё время В.В.Иванов, битьё посуды является одним из звеньев в цепи элементов общеиндоевропейского погребального обряда [8]. Много позднее такой ритуал наблюдается в латгальских и ятвяжских могильниках, а в Белоруссии он сохранился вплоть до XIX в. Латышские этнографы записали поверья, в соответствии с которым во время погребения на могиле необходимо было разбить глиняную посуду, потому, что в загробной жизни пригодится только битая посуда [9]. В позднем бронзовом веке такой погребальный обычай употреблялся на Змиевщине племенами бондарихинской археологической культуры (XII – VIII вв. до н.э.) [10]. Это позволило Ю.В.Буйнову, проведя аналогию с приведённым выше этнографическим материалом, считать, что бондарихинцы «принадлежали к балто-славянской этнической общности или только к прабалтам. Последнее предположение кажется наиболее вероятным» [11]. Так или иначе, но ритуал разбитого горшка, зародившись в индоевропейские времена, был в употреблении у раннеславянских племён киевской культуры и дожил до XIX в.

В древности могилы каким-то образом отмечались, но эти знаки погибли. О последнем этапе погребального обычая славян летопись сообщает: по семъ же събравше кости, вложаху въ ссудъ малъ и поставляху на столпѣ на путѣхъ «после того, собрав кости, вкладывают в малый сосуд и ставят на столпы-домовины у дороги» [12]. По мнению Б.А.Рыбакова, летописный столпъ (сътълъпъ) представлял собой домовину – сооружение над могилой в виде небольшого домика, сторожки, кельи. Подобные домовины-столпы бытовали в России ещё в XIX в. [13]. Наличие в некоторых могильных ямах киевской культуры углублений, предназначенных для столба, подтверждают такое предположение.



Рис. 1. Погребальные домовины (летописные «столпы») в России XIX в.
(Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. – М.: Наука, 1987. – С. 92)

Планировку на могильниках Подонцовья удалось проследить в двух случаях (в Шишино-5 и Приоскольском-2). Они оказались довольно сложными по структуре, состоящими из нескольких в определённом порядке расположенных элементов. Большинство трупосожжений было вытянуто полосою вдоль края холма, на котором расположен могильник. Полосы в обоих случаях оканчивались кострищами, о чём свидетельствуют зафиксированные археологами пятна прокала грунта. За пределы «основного массива» было вынесено несколько трупосожжений и по одному трупоположению. Вне основных полос захоронений находились также ямы без остатков сожжений, содержавшие в своём заполнении, правда, не всегда кости животных и керамику, и, кроме того, ямы от столбов. А.М.Обломский предполагает, что сложность планировки некрополей киевской культуры свидетельствует о том, что они выполняли роль не только могильников, но и святилищ [14].

М.Б.Щукин в публикации материалов могильника Кулига предложил для подобного рода памятников название «поминальники», т. к. ямы с сожжениями имели, в основном, мемориальный характер, а не были собственно погребениями умерших с захоронением всех их останков в земле [15].

В Подонцовье иногда встречаются полные скелеты и погребения черепов [16]. Учитывая, что трупоположения киевских могильников располагались по сторонам некрополей-святилищ (поминальников), можно предположить, что перед нами т.н. закладные жертвы, призванные охранять данное место.

Всё вышесказанное надёжно свидетельствует о языческом характере верований населения киевской археологической культуры.


СНОСКИ
1. Милоградская археологическая культура раннего железного века (VII в. до н.э. – I в. н.э.), памятники которой известны в Южной Белоруссии и Северной Украине. Названа так по городищу у д. Милоград Гомельской области Белоруссии. Известны селища, городища, грунтовые и курганные могильники. Хозяйство: земледелие и скотоводство (Милоградская культура // Современная украинская энциклопедия: В 16 т. – Х.: «Клуб Семейного Досуга», 2004 – 2006. – Т. 9. – С. 72).
2. Археология Украинской ССР: В 3 т. – К.: Наукова думка, 1986. – Т. 3. – С. 105.
3. Археология СССР: В 20 т. – М.: Наука, 1981 – 1994. – Т.13. Славяне и их соседи в I тыс. до н.э. – пер. пол. I н.э., 1993. – С. 110.
4. Обломский А. М. Днепровское лесостепное Левобережье в позднеримское и гуннское время (середина III – первая половина V в. н.э.). – М.: Наука, 2002. – С. 19.
5. З "Промивалень Золота” Абуль-Хасана Алі ібн-Хусейна (Аль-Масуді) // Історія України в документах і матеріалах. – К.: Вид-во АН УРСР, 1939. – Т.1. Київська Русь і феодальні князівства XII – XIII ст. – С. 67.
6. З "Книги дорогоцінних скарбів” Абу-Алі Ахмеда ібн-Омар ібн-Даста // Історія України в документах і матеріалах. – К.: Вид-во АН УРСР, 1939. – Т.1. Київська Русь і феодальні князівства XII – XIII ст. – С. 69.
7. Там же.
8. Иванов В. В. Реконструкция символики и семантики погребального обряда // Исследования в области балто-славянской древней культуры. Погребальный обряд. – М., 1990. – С. 7.
9. Седов В. В. Славяне Верхнего Поднепровья и Подвинья. – М.: Наука, 1977. – С. 168.
10. Коловрат Ю. А. К вопросу автохтонности славянского населения Украины в свете этнической принадлежности племён бондарихинской археологической культуры // История Змиевского края. [Электронный документ. Режим доступа: http://www.colovrat.at.ua/publ/1-1-0-2].
11. Буйнов Ю. В. Поховальні пам’ятки та обряд племен бондарихінської культури // Археологія. – 2006. – № 4. – С. 66.
12. Повість врем’яних літ: Літопис (За Іпатським списком) / Пер. з давньорусської, післяслово, коментар В. В. Яременка. – К.: Радянський письменник, 1990. – С. 22/23.
13. Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. – Репринт. изд. 1987 г. – М.: Наука, 2008. – С. 86 – 92.
14. Обломский А. М. Днепровское лесостепное Левобережье в позднеримское и гуннское время (середина III – первая половина V в. н.э.). – М.: Наука, 2002. – С. 19.
15. Там же. – С. 19.
16. Археология Украинской ССР: В 3 т. – К.: Наукова думка, 1986. – Т. 3. – С. 104; Любичев М. В. Населення території північно-східної України в римський час (І – VII ст. н.е.). – Х.: ХНУ ім. В. Н. Каразіна, 2003. – С. 34.

© Ю. А. Коловрат, 5 лютого 7518 г.
                                 (5 февраля 2010 г.)

Синтаксис ссылки:
Коловрат Ю. А. Погребальный обряд, могильники и верования славянского населения киевской археологической культуры (По археологическим материалам Подонцовья) // История Змиевского края. [Электронный документ. Режим доступа: http://www.colovrat.at.ua/publ/2-1-0-83].




Категория: История славян и ариев | Добавил: Yurata (05.02.2010)
Просмотров: 9087 | Теги: анты, верования, Могильник, бассейн Северского Донца, Подонцовье, киевская культура, славянское язычество, Б.А.Рыбаков, славяне
Лицензия Creative Commons
Все права защищены
© Электронный альманах
«История Змиевского края» (ISSN 2414-5939), 2008–2017

Контакты:  colovrat.at@yahoo.com  |  +(380)63-80-82-936  | Хостинг от uCoz
colovrat.at.ua Alexa/PR
Индекс цитирования
Траст. Анализ сайта colovrat.at.ua
Яндекс.Метрика
MegaIndex Domain Rank
Счетчик PR-CY.Rank