Главная » Статьи » История славянcких народов

СОЦИАЛЬНО-ПОЛОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ДРЕВНЕЙ РУСИ § 2. «Настоящий мужчина» и «настоящая женщина» (2)

А. Н. Поляков

СОЦИАЛЬНО-ПОЛОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ

В ДРЕВНЕЙ РУСИ

§ 2. «Настоящий мужчина» и «настоящая женщина» (2)

(отрывки из книги «Киевская Русь как цивилизация»: Поляков, А. Н. Киевская Русь как цивилизация: монография / А. Н. Поляков, Оренбургский гос. ун-т. – Оренбург: ОГУ, 2010. – 484 с.)

 

Стр. 341

дович), великими (Всеволод Большое Гнездо), грозными (Святос_

лав Киевский). Они всегда готовы воевать и мстить за поражение.

Зная это, автор призывает их вступить в стремя за раны Игоря Свя_

тославича.

Идеалы боярства и «дружины» в источниках отражены слабо.

Монументальных характеристик, подобно княжеским, летописцы им

не дают. В общих чертах идеальный образ древнерусского воина —

боярина и гридина — можно проследить по «Слову о полку Игоре_

ве», написанном в среде воинских певцов_сказителей, продолжате_

лей традиций Бояна. Поход Игоря представляется автором именно

так, как его описал бы Боян: «О Бояне, соловию стараго времени! Абы

ты сиа плъкы ущекотал…Чи ли въспети было, вещей Бояне, Велесов

внуче…»55 . В «Слове» образ идеального воина раскрывается на при_

мере «русичей», «бояр», «дружины», «воёв», «курян», «полков» и

«черниговских былей». Это люди, рождённые воинами — они под

трубами спеленаты, под шлемами взлелеяны и с конца копья вскор_

млены. Они всегда готовы к бою — луки у них напряжены, колчаны

отворены, сабли заострены. Они знают пути, наводят страх на про_

тивника («кликомъ плъкы побеждаютъ»). Их цель — победа, честь и

веселье. Автор постоянно называет их храбрыми. Очень важное ка_

чество бояр — это мудрость. Бояре в «Слове» разъясняют киевскому

князю видение, вскрывая истинный смысл образов, которые он ви_

дел во сне.

В былинах образец воинской касты представляют богатыри, за_

щитники земли Русской. В народном сознании воинские качества

непосредственно связаны с делом, которое они должны выполнять.

«Идеальная природа героя — спасителя Киева, — пишет Ю. И. Юдин,

— проявляется в руководящем его действиями нравственном чувстве

справедливости и богатырского долга …Этой ведущей черте подчи_

нены все прочие грани богатырского образа»56 . Богатыри мудры, хит_

ры и решительны. Они, если нужно, умеют сдерживать свой гнев и

притворяться спокойными57 . Главный признак богатыря — физичес_

кая мощь (невероятная сила). Богатырская сила проявляется и в спо_

собности выпивать большое количество хмельного напитка, смеши_

вая его с другими в самых разных сочетаниях, и что важно — при

этом не пьянеть. Вот, например, Добрыня приходит на пир, ему на_

ливают чару зелена вина, затем вторую и третью, сливают в один со_

суд. А он берёт «единой рукой, выпивает … на единый дух»58 . Василий

Казимиров в сходной ситуации: «И берет чарочку от князя во белы

руки, принял чарочку одной ручкой [чарочка согласно былине была__

 

Стр. 342

объёмом в полтора ведра] и выпил чарочку одним духом, и на ногах

Васильюшко стоит он, не пошатнется…»59 . Илья Муромец: «Да как

принял он чару во единый здох. А другу наливали пива пьянаго… а при_

нял тут Ильюша единой рукой, ещё выпил он опять тут во единой

здох…»60 . Дунай: «Наливал_то он чару зелена вина, а не малую стопу

— полтора ведра. Разводил ён медамы стоялыма…Принял он чарочку

одной ручкой, выпил_то он чарочку одным душком»61 . Василий Бус_

лаев, собирая дружину, умение пить по богатырски ставит как усло_

вие отбора: «Тот поди ко мне на почестен пир, кто выпьет эту чару

зелена вина, кто истерпи мой черленой вяз»62 . Итак, воин — боярин и

гридин — согласно древнерусским представлениям, должен быть

умным (мудрым), сильным, храбрым и решительным. Кроме того, он

должен честно выполнять свой долг.

С идеальным образом селянина (смерда) дело обстоит хуже все_

го. Древнерусские книжники не любят писать о смердах. Среди геро_

ев былинного эпоса, крестьянин — тоже редкий персонаж. Самая зна_

менитая и едва ли ни единственная фигура былинного земледельца

— Микула Селянинович. Рассказ о нём даёт ценные сведения о «со_

словии» крестьян и понимание сути и важности крестьянского тру_

да. От его образа веет спокойствием и уверенностью. Микула хоро_

шо знает своё дело, его мощь никто не может превозмочь, он «с края

в край бороздки помётывает …То коренья каменья вывертываёт. Да

великия он каменья вси в борозду валит»63 . Его сошку не может под_

нять вся дружина Вольги Святославича64 . Он мудр и расчётлив, по_

своему храбр и учтив. В город, куда ехал Вольга с дружиной, Микула

«третьяго дни» ходил один. А там, по его словам, живут мужики_

разбойники. На предложение князя поехать с ним снова легко согла_

шается.

Хорошо видно, что ряд мужских качеств повторяется во всех со_

циальных группах. Следовательно, древнерусская культура кроме

«сословного» мужчины знает мужчину как такового, понимаемого

как особь мужского пола, противоположную женщине. В этом своём

виде мужчина наделялся такими признаками как сила, ум, храбрость,

решительность. Это и есть суть древнерусского понятия «муже_

ственности» и «мужской красоты». Надо заметить, что этот идеал

мужчины до сих пор практически не изменился. С чем это связано?

— с особенностями русской культуры и цивилизации или с биологи_

ческой предопределённостью, или и с тем, и с другим — сказать од_

нозначно трудно. Вероятнее всего виноваты оба фактора. «Сословие»

мужчины определяло лишь ролевые качества, которые в обобщен_

 

Стр. 343

ном виде выражаются словом «долг». По древнерусским понятиям,

каждый мужчина обязан знать своё дело и честно выполнять свой

долг, в зависимости от того, какому роду он принадлежит.

Женщина на Руси предстаёт в трёх основных ипостасях: мать,

жена, любовница (хоть). В Церковном уставе Ярослава Мудрого,

который даёт перечень наказаний за бесчестье женщины, нет боярынь

или горожанок, а есть боярские жёны и дочери, жёны и дочери наро-

читых (городских) мужей и сельских людей. Уже это выдаёт в древ-

нерусском обществе его патриархальную сущность. Древнерусское

общественное сознание не мыслит женщину отдельно от мужчины.

Женщина в Древней Руси — надёжный тыл мужчины, центр семьи и

её олицетворение. По существу мы видим продолжение принципа

«делай, что должен», перенесённого с отношений между мужчинами

на отношения между мужчиной и женщиной.

Христианская церковь свой взгляд на женщину выработала за-

долго до крещения Руси. Эти представления были принесены на Русь

в готовом виде и завоёвывали свои позиции по мере укрепления пра-

вославия в древнерусском обществе. Как отмечал ещё в 70-е годы XIX

века И. Е. Забелин, женщина в умах христианских книжников была

олицетворением греха и пагубного соблазна. «…Все её природные

дары, — пояснял он точку зрения книжных мудрецов, — служили

только сетью, прельщением, погублением душ…»65 . Идеальной жен-

щиной — доброй женой — церковь считала домработницу и домоуст-

роительницу, полностью покорную своему мужу. Она должна быть

трудолюбива, молчалива, «от всего зла» воздержанна66 . Именно та-

кая жена — без лица и тела, лишённая собственного «Я» и привлека-

тельности — мыслилась мудрствующими пастырями «стада Христо-

ва» как венец своему мужу. Источником уничижительного отноше-

ния к женскому полу является Библия. Во второй главе книги Бы-

тия говорится, что женщина была сделана из ребра Адама: «И создал

Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привёл её к челове-

ку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти

моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа…» (Быт.2, 22 –

23.). Сказанное здесь — «взятая из ребра человека», «привёл к чело%

веку», «и сказал человек» — сразу же вызывает вопрос — а женщина,

человек ли? Не случайно средневековые схоласты ломали копья —

есть ли душа у женщины или она всего лишь орудие для умножения

человеческого рода. «Жена не человек есть, — пишет русский книж-

ник XV века, — но на службу человеком дана есть от бога»67 . Женщи-

на — виновница изгнания человека из рая. Очень многие героини__

 

Продолжение читай здесь

Категория: История славянcких народов | Добавил: Yurata (24.04.2011)
Просмотров: 5138