Главная » Статьи » История Змиевщины

Змиев в 1941–1945 гг. Начало Великой Отечественной войны


УДК 908 (477.54) «1941»
ББК 63.3 (4УКР-4ХАР-2)

ЗМИЕВ В 1941–1945 гг. НАЧАЛО ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

______________________
© Ю. А. Коловрат-Бутенко
(OrcidID: 0000-0002-3294-3308, Google Scholar ID: uS94OvgAAAAJ),
Змиевское научное краеведческое общество

Вторая мировая война была неизбежна. О возможности её (правда, исходя из своих своеобразных политических соображений) говорил ещё В. И. Ленин [1]. Не было сомнений в том, что объектом для агрессии в этой предстоящей войне станет СССР. И. В. Сталин в 1927 г. сказал: «Едва ли можно сомневаться, что основным вопросом современности является вопрос об угрозе новой империалистической войны. Речь идёт не о какой-то неопределённой и бесплотной «опасности» новой войны. Речь идёт о реальной и действительной угрозе новой войны вообще, войны против СССР – в особенности» [2]. Та же мысль была высказана им в 1930 г.: «… война нужна империалистам, так как она есть единственное средство для передела мира, для передела рынков сбыта, источников сырья, сфер приложения капитала. <…> … буржуазия будет искать выхода в новой империалистической войне в области внешней политики» [3].

Особый интерес для немецких нацистов представляла Украина. По словам Венди Лауэр, «уже в ходе Первой мировой войны немецкие колониальные фантазии начали материализовываться в форме оккупационной политики Второго рейха в Восточной Европе и Украине. В 1918 г. Центральные державы установили марионеточный режим в Украине (во главе с украинским гетманом-националистом Скоропадским) и договорились о контроле над наибольшими очагами этнических немцев (более 700 000) в царской империи на юге Украины» [4]. Эта война пробудила среди немецких кругов зарождающийся интерес к Украине как колонии [5]. Адольф Гитлер представлял немецкие колонии на Украине как «Эдемский сад», в котором немецкий поселенец, «солдат-воин», обрабатывает землю с оружием за плечами, всегда готовый защитить государство от «азиатских орд». Местному же населению, по представлениям фюрера, немцы будут давать «зеркальца, стеклянные бусы и всё то, что так любят колониальные народы» [6]. Украинцы и другие славянские «унтерменши», у которых отсутствовали германские черты, должны были использоваться как рабочая сила, но за несколько поколений от них не должно было остаться и следа [7].

Зная о планах немецких нацистов, советское правительство форсированными темпами продолжало индустриализацию страны, а главной задачей 3-й пятилетки (1937–1942 гг.) стало дальнейшее усиление обороноспособности СССР [8]. В период 1933–1939 гг. все европейские страны подписали с нацистской Германией мирные договоры [9]. Стремясь оттянуть неизбежное начало войны, подписал подобный договор и Советский Союз (последним из стран Европы).

Летом 1938 г. в Змиеве на военную переподготовку были призваны около 750 различных специалистов, которые были переаттестованы командирами запаса. Особое внимание уделялось политической подготовке, в частности, ситуации на Дальнем Востоке [10].

Карта обороны Харькова

Рис. 1. Карта обороны Харькова

Тем не менее, война началась раньше, чем страна была подготовлена к ней. 22 июня 1941 г. в стране проходили выпускные вечера. Змиевская школа №1 выпускала два десятых класса: «А» и «Б». В этот день в районном Доме культуры выпускники получили аттестаты о среднем образовании. После школьного бала по традиции бывшие уже ученики вместе с директором и завучем шли к Северскому Донцу встречать восход солнца. Радостные, празднично одетые с песнями они шли на встречу светлом будущему. По воспоминаниям Валентины Емельяновны Валевич возле памятника Т. Г. Шевченко выскочила женщина, которая кричала, плакала, говорила непонятные слова. И вот среди этой непонятной произношения и слез прозвучало слово «война». Директор школы Ефим Ефимович Скиба, завуч Иван Яковлевич Ляшенко, а также 30 юношей и 2 девушки вернулись не домой, а пошли в районный военный комиссариат, где написали коллективное заявление о добровольном желании идти на защиту Отечества. На следующий день, в шесть утра выпускники 1941 г., сев в полуторку, отправились на фронт. Большая часть выпускников этого года, директор и завуч погибли на полях Великой Отечественной войны [11].

Иван Яковлевич Ляшенко

Рис. 2. Иван Яковлевич Ляшенко

В начале августа 1941 г. в Харьковском областном комитете партии состоялось совещание первых секретарей райкомов и начальников райотделов НКГБ. Главной повесткой был вопрос формирования подполья и партизанских отрядов. На всю работу отводился один месяц [12].

Ефим Ефимович Скиба

Рис. 3. Ефим Ефимович Скиба

Для действий в Змиевском районе были сформированы два партизанских отряда: №65 «Комунар» и №66 «За вільну Батьківщину» [13]. Зона деятельности отряда №65 охватывала сёла Лиман, Задонецкое, Коробов Хутор, Гайдары, Змиев, Малая Гомольша, Большая Гомольша, Климёновка, Западня, Пасики, Беспаловка, Тарановка, Казачка, Дудковка, Виловка, Первомайское. Опорной базой отряда таким образом становились Задонецкий, Гомольшанский и Тарановский леса. Отряд №66 должен был оперировать в районе сёл Соколово, Островерховка, Пролетарское, Чемужовка, Константовка, Боровая, Красная Поляна, Замостье, Зидьки, Мохначи, Скрипаи, Гинеевка, Шелудьковка. Опорная база – Мохначанский, Мжанский и Краснополянский леса [14].

Часть подпольщиков должна была уйти в партизанские отряды, другая – остаться в населённых пунктах. Так, например, в Змиеве в подпольную организацию вошли председатель поселкового совета Иван Николаевич Засядько (его место нахождения – партизанский отряд №65), председатель колхоза имени Сталина Иван Павлович Белоус (партизанский отряд №66) и старший мастер молокозавода Казимир Адамович Тумко. Для связи подпольного обкома с подпольным райкомом была подобрана основная квартира в Змиеве на улице Донецкой у гражданина Колесника. На случай провала были подобраны ещё две квартиры: в Змиеве по улице Кузнечной у гражданки Пономарёвой и в селе Первомайском у Василия Тихоновича Шемета [15].

По плану всё подполье Змиевского района составляло 216 человек [16], однако в реальной жизни он в полной мере воплощён не был. Так, например, командир отряда №66 И. С. Любченко докладывал в донесении, что в его отряде 60 человек, однако позже удалось собрать только 15 бойцов [17].

В Змиеве для борьбы с диверсантами и десантом противника был создан истребительный батальон, насчитывавший до 100 бойцов. Его командиром был утверждён Павел Петрович Воробьёв (работник Змиевского лесхоза, бывший строевой командир), начальником штаба – Шевченко (бывший командир, работник райземотдела), комиссаром – заведующий военным отделом райкома партии. Расположился батальон в помещении Райосоавиахима [18].

Через территорию Змиевского района направлялся огромный поток беженцев и эвакуируемых из западных регионов страны: люди, трактора, подводы, крупный рогатый скот. Проводились срочные работы по уборке урожая и заготовке древесины для сооружения оборонных рубежей. Если в мирное время план лесозаготовок составлял 7 000–8 000 м3 в год, то теперь лишь в августе нужно было заготовить и вывезти 10 000 м3  [19]. С половины августа и за сентябрь через Змиев прошло 5 500 тракторов из западных областей УССР, а также Днепропетровской, Кировоградской, Сумской, Харьковской. На Змиевскую МТС было возложено снабжение движущихся колонн – деньгами и горючим [20]. В самой Харьковской области эвакуация людей и материальных ценностей из колхозов, совхозов и МТС началась 18 сентября 1941 г. [21].

22 сентября 1941 г. оставила город колонна Змиевской МТС и все механизаторы. На месте были временно оставлены до полной эвакуации группа работников, задание которым было раздавать оставленные ценности, материалы и топливо соседям и окружающему населению; спрятать некоторые ценности и, главным образом, запасные части машин, которые не смогли взять с собой, помочь колхозам и колхозникам закончить обмолот хлеба и раздать его организовано населению. Исполнять обязанности директора был оставлен Василец, старшим механиком Лаврик, старшим агрономом Бондаренко, старшим бухгалтером Дьякова. Позже стало известным, что только один Василец выехал, а остальные остались в городе и продолжали работать при немцах: механик Лаврик, Журавель, агроном Бондаренко и Дьяченко, шофёр Майборода П., бригадир Колесниченко, Рябцев, комбайнёр Любченко [22].

С первых дней войны в Змиеве была введена светомаскировка. После начала обороны Киева немцы усилили бомбардировки областных и районных центров УССР. Чаще налёты совершались в ночное время. Две бомбы были сброшены у железнодорожного полотна возле совхоза «Червоный велетень». Они не взорвались и их подорвали сапёры [23]. В июле 1941 г. немцы бомбили бумажную фабрику [24]. По словам командира зенитного дивизиона А. З. Белозера, противник совершал налёты большей частью ночью, а ночная стрельба при плохой видимости тогда была малоэффективна. В сентябре–октябре 1941 г. немецкая авиация усиливала налёты на тылы, чтобы вывести из строя крупные промышленные центры, крупные железнодорожные узлы [25]. В один из дней две авиабомбы были сброшены в районе железнодорожной станции Змиева, повредив пути. Фасад здания изрешетили осколки. Но жертв не было, а аварийная бригада быстро восстановила железную дорогу [26].

20 октября 1941 г. ввиду неминуемого оставления города был дан приказ об открытии всех магазинов и торговых баз: горожанам разрешалось разобрать весь оставшийся товар [27]. Поскольку военные госпитали уже были эвакуированы, то к вечеру 20 октября в Змиевской городской больнице находилось уже 90 раненых красноармейцев и командиров [28].

В ходе наступления немецких частей отступавшая Красная Армия дала на территории Змиевского района несколько боёв. В период с 18 по 24 октября части 169-ой стрелковой дивизии под командованием С. М. Рогачевского вели бои с врагом в районе Пролетарского (сейчас Высочиновка) и Змиева. Для задержания наступления противника командир 2-го батальона лейтенант И. Г. Щигренёв и помощник начальника штаба полка Г. Р. Рубин разработали план операции по вытеснению немцев из села Зидьки. Однако разведка, посланная в село, не вернулась. К тому же началось передвижение частей противника. Заняв холмы, окружавшие населённый пункт, красноармейцы открыли огонь. Две контратаки немцев провалились. Вечером, когда стемнело, комбат И. Г. Щигренёв, взяв с собой лейтенантов Г. Р. Рубина, А. В. Чиркова и рядового Г. Р. Ряпалова, начал операцию. В ходе боя Г. Р. Рубин, А. В. Чирков с гранатами и автоматами выдвинулись на фланги, сам же командир батальона с рядовым Г. Р. Ряпаловым ударили с фронта. Поскольку в темноте немцы не смогли оценить количество наступавших, то к исходу суток покинули село. Все четверо участников операции были представлены к правительственным наградам [29].

Боестолкновения с противником в эти октябрьские дни произошли в сёлах Рябухино, Беспаловка, Тарановка. Две роты 492-го стрелкового полка, оставленные для прикрытия, 19 октября были окружены в лесу западнее Рябухино. Из окружения смогли выйти только 10 человек. Не задерживаясь, наши части отходили за Северский Донец – для этой цели 20 октября на южной окраине Задонецкого в лесу были сосредоточены средства переправы [30]. 22 октября 1941 г. Змиев был оставлен войсками. Истребительный батальон, погрузив своё имущество на автомобили, переправился в Шелудьковку. Вышли из города на свои лесные базы бойцы партизанских отрядов. Около девяти часов вечера последнее отступавшее подразделение сапёров подорвало мост через Мжу [31]. Этот факт произвёл на горожан удручающее впечатление [32].

Анна Ефремовна Шулешова

Рис. 4. Анна Ефремовна Шулешова. Фото 1972 г.

Несмотря на то, что по распоряжению райисполкома больница сдала мягкий инвентарь и продукты питания проходившим частям Красной Армии (были оставлены лишь три смены белья на 90 человек), транспорта для эвакуации данного учреждения «невозможно было предоставить». По устному заверению заведующего районным отделом здравоохранения Пащенко была договорённость с командующим фронтом, что при отступлении наших войск, войсковые части вывезут персонал и пациентов больницы. Однако этого не случилось, а 22 октября немцы вошли в город. В это время в Змиевской больнице работали: главный врач Анна Ефремовна Шулешова, акушерка Нина Павловна Ющенко, фармацевт Анастасия Максимовна Мамницкая, операционная медсестра Елена Николаевна Пенчук, медсестра Мария Ивановна Щербина, санитарки Агафья Ильинична Лохнева, Мария Даниловна Сайдаметова, Александра Романовна Сергиенко, У. В. Набока, С. М. Бабич, И. Г. Бочка, повар Мария Никитична Федота, конюх Пётр Панченко, завхоз М. А. Криницкий и др. Всего же, из 98 человек штатного состава Змиевской больницы в период оккупации работали 28 человек [33].

Несмотря на сжатые сроки и указанные выше упущения, эвакуацию Змиева следует считать, в целом, удачной. Относительно неплохо покажет себя и оставленная здесь подпольная организация.

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  1. Ленин В. И. Военная программа пролетарской революции // Полное со-брание сочинений. Изд. 5-ое. М., 1973. Т. 30: Июль 1916 – февраль 1917. С. 140.
  2. Сталин И. В. Заметки на современные темы // Сочинения. М., 1948. Т. 9: Декабрь 1926 – июль 1927. С. 322.
  3. Сталин И. В. Политический отчёт Центрального комитета XVI съезду ВКП(б) // Сочинения. М., 1949. Т. 12: Апрель 1929 – июнь 1930. С. 249, 254.
  4. Лауер В. Творення нацистської імперії та Голокост в Україні. К., 2010. С. 42–43.
  5. Kamenetsky I. German Colonization Plans in Ukraine during World Wars I and II // German-Ukrainian Relations in Historical Perspective / Eds. Hans-Joahim Torke and Jhon-Paul Himka. Edmonton: Canadian Institute of Ukrainian Studies, 1994. P. 95–99.
  6. Hitler’s Table Talk, 1941–1944: His Private Conversations. Translated by Nor-man Cameron and R. H. Stevens. London: Phoenix Press, 2000, P. 34.
  7. Ibidem. P. 588–589.
  8. Котов Ф. И. Пятилетние планы развития народного хозяйства СССР // Большая советская энциклопедия / Глав. ред. А. М. Прохоров. 3-е изд. М., 1975. Т. 21. С. 287; История Украинской ССР: В 10 томах. К., 1984. Т. 8. С. 15.
  9. См.: История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945: В 6 томах. М., 1960. Т. 1. С. 485–488; The Economic History Review. New Series. 1981. Vol. 34, №2. P. 287–300; Text of the Agreement of Memel // New York Times: newspaper. 1939. 23 March. P. 4; Кабанов Н. Н., Симиндей В. В. Заключая «Пакт Мунтерса–Риббентропа»: архивные находки по проблематике германско-прибалтийских отношений в 1939 г. // Журнал российских и восточноевропейских исторических исследований. 2017. Вып. 1. С. 178–209; Robbers G. Reichskonkordat // Religion and Law in Germany. Kluwer Law International, 2010. P. 176–184; Lapter K. Pakt Piłsudski-Hitler. Polsko-niemiecka deklaracja o niestosowaniu przemocy z 26 stycznia 1934 r. Warszawa, 1962. Cz II, dok 11 и др.
  10. Голос Полтавщини. 1942. 4 січня. С. 4.
  11. Історія Зміївського ліцею №1 ім. З. К. Слюсаренка: Короткий нарис / Н. М. Комишанченко, Ю. О. Коловрат-Бутенко, Є. В. Полях та ін.; Під заг. ред. Ю. О. Коловрата-Бутенка. Х., 2019. С. 37–38.
  12. Савченко А. Н. Подполье Змиевщины. Воспоминания 1941–1942 гг. Х.; Змиев, 2014. С. 14, 16.
  13. Україна партизанська. 1941–1945. Партизанські формування та органи керівництва ними. К., 2001. С. 214, 215.
  14. Савченко А. Н. Подполье Змиевщины. Воспоминания 1941–1942 гг. Х.; Змиев, 2014. С. 24.
  15. Там же. С. 28, 30.
  16. Там же. С. 77, 101, 109, 192.
  17. ГАРФ. Ф. 9478. Оп. 1. Д. 22. Л. 86.
  18. Савченко А. Н. Подполье Змиевщины. Воспоминания 1941–1942 гг. Х.; Змиев, 2014. С. 20.
  19. Там же. С. 18–19.
  20. Бродский Я. И. История Змиевской машинно-тракторной станции (1933–1953 гг.) / Науч. ред. Е. В. Полях; пред. Ю. А Коловрата-Бутенко. Змиев, 2021. С. 28.
  21. Нариси історії Харківської обласної партійної організації. Х., 1970. С. 538.
  22. Бродский Я. И. История Змиевской машинно-тракторной станции (1933–1953 гг.) / Науч. ред. Е. В. Полях; пред. Ю. А Коловрата-Бутенко. Змиев, 2021. С. 28.
  23. Савченко А. Н. Подполье Змиевщины. Воспоминания 1941–1942 гг. Х.; Змиев, 2014. С. 19.
  24. Майборода О. О. Війна позбавила нас дитинства / Підг. Т. Меркулова // Вісті Зміївщини. 2010. 17 серпня. С. 1.
  25. Белозер А. З. Под громовым небом. К., 1985. С. 53–54.
  26. Савченко А. Н. Подполье Змиевщины. Воспоминания 1941–1942 гг. Х.; Змиев, 2014. С. 31.
  27. Там же. С. 46.
  28. Шулешова А. Е. Пережитое не забывается. Воспоминания о работе коллектива Змиевской районной больницы в первое время Великой Отечественной войны (период оккупации Змиева 1941–1942 гг.). Змиев, б. г. 97 с. Депонирована в музейном комплексе Змиевского лицея № 1 им. З. К. Слюсаренко. С. 2.
  29. Не числом, а умінням // Будівник комунізму. 1974. 12 березня.
  30. Героїчні сторінки історії. Книга пам’яті Зміївщини. Вид. 3-є, доп. Зміїв, 2010. С. 13.
  31. Савченко А. Н. Подполье Змиевщины. Воспоминания 1941–1942 гг. Х.; Змиев, 2014. С. 46; Шулешова А. Е. Пережитое не забывается. Воспоминания о работе коллектива Змиевской районной больницы в первое время Великой Отечественной войны (период оккупации Змиева 1941–1942 гг.). Змиев, б. г. 97 с. Депонирована в музейном комплексе Змиевского лицея № 1 им. З. К. Слюсаренко. С. 3–4.
  32. Майборода О. О. Війна позбавила нас дитинства / Підг. Т. Меркулова // Вісті Зміївщини. 2010. 17 серпня. С. 1.
  33. Шулешова А. Е. Пережитое не забывается. Воспоминания о работе коллектива Змиевской районной больницы в первое время Великой Отечественной войны (период оккупации Змиева 1941–1942 гг.). Змиев, б. г. 97 с. Депонирована в му-зейном комплексе Змиевского лицея № 1 им. З. К. Слюсаренко. С. 2–3, 5, 7, 49.

 

Ссылка на эту статью:
Коловрат-Бутенко Ю. А. Змиев в 1941–1945 гг. Начало Великой Отечественной войны  // История Змиевского края. Змиев. 20.08.2021. URL: https://colovrat.at.ua/publ/1-1-0-450


Похожие статьи

Поделиться статьёй
Рубрика: История Змиевщины | Дата публикации: 2021-08-20 | Просмотров: 9638 | Ключевые слова: Великая Отечественная войнв, змиев | Рейтинг: 5.0/3