Главная » Статьи » История Змиевщины

Жизнь в Гайдарах (1919–1928 гг.)

print bookmark Опечатка Озвучить en de ch

УДК 908(477.54-2)
ББК Т3(4УКР-4ХАР-2)

ЖИЗНЬ В ГАЙДАРАХ (1919–1928 гг.)

Рожанский Дмитрий Аполлинариевич (20 августа / 1 сентября 1882, Киев, – 27 сентября 1936, Ленинград), советский физик, член-корреспондент АН СССР (1933). Окончил Петербургский университет (1904). В 1905–1906 гг. работал в Гёттингене; с 1908 г. в Петербургском электротехническом институте. В 1911–1921 гг. профессор Харьковского университета, в 1921–1923 гг. сотрудник Нижегородской радиолаборатории. С 1923 г работал в Центральной радиолаборатории в Ленинграде, затем в Ленинградском физико-техническом институте (ФТИ) и Политехническом институте. В 1910 г. предложил метод осциллографирования быстрых электрических процессов с применением трубки Брауна, в 1922 г. – метод расчёта излучения антенн («метод наведённых эдс»). В 1933 г. разработал способ измерения диэлектрической постоянной при сверхвысоких частотах, свободный от недостатков методов П. Друде. Руководил работами по созданию первых коротковолновых передатчиков, по стабилизации частоты ламповых генераторов, по исследованию распространения коротких волн. С начала 30-х гг. изучал электрические разряды в газах. Работы по радиолокации, проводимые в ФТИ под руководством Дмитрия Аполлинариевича, завершились созданием первых советских импульсных радиолокаторов дальнего обнаружения самолётов. Создал школу советских радиотехников.

Рожанский Дмитрий Аполлинариевич

Рис. 1. Рожанский Дмитрий Аполлинариевич

В 1919–1921 гг. Арнольди жили в Екатеринодаре. За это время все частные земли были национализированы, в том числе и земли дач профессоров под Змиевом <в с. Гайдары. – Прим. Ю. А. Коловрата-Бутенко>. 27 июля 1921 г. Ольга Ивановна Арнольди приехала в Харьков хлопотать о змиевской земле (тщетно!). О змиевских дачах рассказывали ужасы. Она писала сестре (моей матери):

«Мария Семёновна (жена профессора Л. А. Шкорбатова) всё время жила у Рожанских, но недели три назад грабили ещё раз Винокуровых, как раз в то время, когда Мария Семёновна была там. Вместе с Винокуровыми она сидела в сарае, пока грабители искали денег. Дети известили Рожанских, а Конкордия Фёдоровна выбежала с револьвером и выстрелила. Через два дня грабили (говорят, из мести за выстрел) Рожанских, издевались над женщинами, напугали до полусмерти и забрали много вещей и запасов. У Оли (дочери Дмитрия Аполлинариевича и Конкордии Фёдоровны Рожанских) после этого какие-то нервные явления. Все решили бросить дачи, распродав, что возможно, и Шкорбатовы уехали... (в Харьков)».

«В Харькове – голод: хлеб черный между 2 200 и 2 500 руб. за фунт, яйца 5 500 руб. десяток, масло – 14 000 руб.» (из того же письма). Из воспоминаний Татьяны Леонидовны Шкорбатовой «О былом»: «Дача Арнольди подверглась разграблению (1921?) – все её растащили. Арнольди оставили дачу на попечение некоего Ивана Ивановича. Это был агроном, жил в Комендатовке в крохотном домике, возделывал свой участок, отличался вспыльчивым характером и воевал с соседними крестьянами, т. к. их скотина постоянно заходила на его участок. Иван Иванович поселился на даче Арнольди и был там убит, как все считали, местными бандитами из мести».

На даче Арнольди жить невозможно – она вся разворована. Выяснилось, что Иваницкие сдают комнаты с пансионом. Ольга Ивановна и Костя Арнольди жили там лето 1923 г. «Везде большое обнищание, – пишет он, – до того, что некоторые крестьяне покупают у Иваницких молоко». Жил Костя Арнольди в тех же местах, если мне память не изменяет, и в 1926 г., очень подружился и экскурсировал с Ваней Рожанским (как мне теперь рассказывал Иван Дмитриевич). Рожанским удалось сохранить змивскую дачу до 1930-х гг.

Я попал в Змиев впервые семилетним в 1928 г. Помню линейку в одну лошадь, на которой мы ехали с матерью со станции (7 км). Жили у крестьян – у зажиточной Семенихи с большой и поразительно работящей семьей и большим хозяйством (две лошади, коровы, овцы, свиньи и т. д.), которое эта семья и обслуживала (наёмного труда не было, но, конечно, на следующий год их, как кулаков, выслали!..). Мне таким образом один раз в жизни было дано увидеть настоящее дореволюционное зажиточное хозяйство, детали которого остались навсегда в памяти! Выписываю из своих «Воспоминаний» то, что относится к семейству Рожанских.

На их дачу я попал вскоре по приезде. Она производила очень добротное впечатление, с «ампирным» портиком и колоннами. Как мне объяснил, когда мы с ним познакомились в 1980-х гг., И. Д. Рожанский, фасад их дачи, построенной в 1912 г., копировал фасад дома украинских помещиков Гоголь-Яновских (матери Н. В. Гоголя). Привёл меня туда кто-то из взрослых, разговор шёл на террасе, помню Дмитрия Аполлинариевича в жилете и украинской, расшитой рубахе под ним, помню теплое, интеллигентное лицо хозяйки дома Конкордии Фёдоровны. Не помню, о чём шёл разговор, кажется, о чём-то условливались с Арнольди...

Самое сильное воспоминание этого лета – именины Ольги 11 июля, когда мы с матерью были в гостях на биостанции у Ольги Ивановны Арнольди, а потом все вместе отправились на дачу Рожанских. По традиции, несомненно, ещё со времен дореволюционных, в этот день ежегодно для местной украинской молодежи устраивалось роскошное гулянье с фейерверком и скромным, но угощением (этого, правда, не помню, но какой же праздник без «горилки»?). Дело в том, что дочь Рожанских, как я говорил, звали Ольгой. По рассказу И. Д. Рожанского, она очень увлекалась своей дружбой с крестьянскими девушками, хорошо знала их во всей округе и, желая сделать ей приятное, Дмитрий Аполлинариевич некогда и ввёл этот обычай. Уже издали, в наступившей темноте, отчётливо был виден дом, окруженный, как и площадка для танцев перед ним, бумажными фонариками разных цветов со свечками внутри. Это было удивительно красиво. Площадка посыпана песком, на ней – толпа молодёжи в украинских костюмах, на лицах играют отблески фонариков, висящих на проволочках... Наяривает гармонист, рядом – деревенский скрипач, играющий на инструменте с помощью большего пальца... Под нехитрую музыку пары кружатся в вальсе – простонародном, деревенском, танцуют польку, сапогами поднимая страшную пыль; хохот, остроты, просто весёлые разговоры... Друг друга мы почти не слышим. А вот подходит к нам и именинница – Оля в украинском костюме, с непременным венком на голове. Она только что с кем-то отплясывала залихватский танец и старается отдышаться, о чём-то смеётся с моим кузеном Костей. И снова её увлекают в толпу, новый танец! Можно представить её счастливое лицо! Хозяева празднества, полная Конкордия Фёдоровна и Дмитрий Аполлинариевич под колоннами на балконе смотрят на увеселяющуюся молодёжь и управляют празднеством. В своей белоснежной украинской рубашке и жилете он напоминает прежнего помещика средней руки из этих мест. А кругом – счастливые лица, пыль, топот, радость молодости – так я это навсегда и запомню!

Кульминация праздника наступает, когда Дмитрий Аполлинариевич куда-то исчезает и над танцующими вспыхивает настоящий фейерверк, сделанный пиротехническими ухищрениями Рожанского. Ракеты взлетают и взлетают, освещая танцующих, веранду, крышу дома, тысячью искр рассыпаются они над головами и, кажется, им нет конца...

Это – 1928 год – последний счастливый год нашей деревни. Год самого большого за прошлые (и довоенные!) годы урожая на душу населения, год самого последнего торжества крестьян, 11 лет назад получивших в вечное владение землю помещиков-эксплуататоров!.. Как мы знаем из работ экономиста профессора Венжера, уровня 1918 г. наша деревня по урожаю более не достигла никогда!

© Л. В. Алексеев

Подготовил Ю. А. Коловрат,

Змиев, 15 февраля 2014 года

 

Ссылка на эту статью:

Алексеев Л. В. Жизнь в Гайдарах (1919–1928 гг.) / Л. В. Алексеев; подг. Ю. А. Коловрат-Бутенко // История Змиевского края. – Змиев. – 11.08.2019. – URL: https://colovrat.at.ua/publ/1-1-0-380

Похожие статьи
Поделиться
Мне нравится!
1
Рубрика: История Змиевщины | Дата публикации: 11.08.2019 | Просмотров: 85 | Ключевые слова: Гайдари, Гайдары, Шкорбатов, биостанция