Главная » Статьи » История Змиевщины

Беженцы Первой мировой войны в Змиевском уезде

print

УДК 93/94 (477.54)
ББК Т63.3 (4Укр-4Хар-2)

БЕЖЕНЦЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ В ЗМИЕВСКОМ УЕЗДЕ

______________________________

© Ю. А. Коловрат-Бутенко

(OrcidID: 0000-0002-3294-3308, ResearcherID: G-9509-2016)

Змиевское научное краеведческое общество

Первая мировая война породила новое, не известное дотоле в Российской империи явление – беженство. После неудач российской армии в Восточной Пруссии и Галиции огромное количество беженцев переместились в восточные губернии России.

По словам Н. А. Михалёва и С. А. Пьянкова, хлынувшая из фронтовых и прифронтовых районов в 1915 г. волна беженцев не была однородной: она включала различные категории мигрантов. В конце 1914 – начале 1915 гг. прологом массового движения мирного населения стало принудительное выселение из прифронтовой полосы представителей отдельных этнических групп по обвинениям в политической нелояльности и в ведении шпионажа, коснувшееся прежде всего немецких колонистов и евреев. Другими участниками этого миграционного потока стали семьи служащих гражданских и тыловых военных учреждений, эвакуировавшихся на восток, а также жители территорий, принудительно «очищаемых» от населения при отступлении русских войск, прибегнувших к тактике «выжженной земли». Ещё одной составляющей массового беженства стало добровольное бегство населения приграничных губерний, не желавшего оставаться на линии фронта или на оккупированных территориях. Этому, в частности, способствовали активно циркулировавшие слухи «о необычайных зверствах и насилиях, чинимых немцами» [1]. Такой же классификации беженцев придерживается и А. Н. Курцев [2].

Оказанием необходимой помощи занимались несколько организаций: Всероссийские земский и городской союзы, Российское общество Красного Креста, Особое совещание по устройству беженцев Комитет о беженцах и Еврейский комитет помощи жертвам войны, Татьянинский комитет и др. [3]

В ноябре 1915 г. в Харькове работал Харьковский областной съезд представителей городов по вопросу об устройстве и эвакуации беженцев. Змиевской уезд представляли член Змиевского уездного комитета о беженцах О. В. Новицкий и представитель Змиевской еврейской организации владелец типографии г. Змиева М. Е. Познер [4].

Работа по организации и координации эвакуации беженцев из районов боевых действий и с близлежащих территорий была возложена на главноуполномоченных по устройству беженцев Северо-Западного и Юго-Западного фронтов (на эту должность в июле 1915 г. были назначены С. И. Зубчанинов и Н. П. Урусов соответственно). Практически одновременно с назначением фронтовых уполномоченных в ответ на многочисленные обращения представителей действующих армий и гражданской администрации пограничных губерний к делу неотложной помощи беженцам подключились Всероссийские земский и городской союзы, приступившие к организации сети питательных и изоляционных пунктов, к устройству «заразных» бараков в ближайших к фронту районах, к отправке проводников для сопровождения крупных групп беженцев и т. д. [5]

Газета «Южный край» на начало 1916 г. давала следующую сводку: «С начала эвакуации во внутренние губернии беженцев, с 26 июля и по 1 января включительно, прибыло по Юго-Восточным дорогам в Харьков 180 738 беженцев. Из них осталось в Харькове 26 694, остальные отправлены в другие губернии. Выдано горячих порций за это время в питательном пункте при Балашовском вокзале 367 080, мяса около 3 пуд., чаю около 7 пуд., сахару 106 пуд., молока 807 вёдер, хлеба чёрного 11 830 пуд., белого свыше 1 200 пуд. Заболевания среди беженцев: сыпным тифом 218, возвратным 59, брюшным 31, скарлатиной 254, оспой 37, дизентерией 226, дифтеритом 28, корью 536, рожей 31, венерическими 550, желудочно-кишечными 1 885, дыхательного горла 1 235, прочими незаразными болезнями 6 050. Несчастных случаев 88, зубных болезней 1 435. Умерло за всё время: взрослых 30, детей 136 душ» [6].

В той же газете описывалась ситуация с трудоустройством беженцев: «В настоящее время в Харькове функционируют четыре самостоятельных бюро труда для приискания занятий беженцам. Три из них носят национальный характер, и помощь оказывается только лицам данной национальности. Так, функционирует бюро по приисканию занятий беженцам-полякам; бюро — для беженцев-евреев и для беженцев-латышей. Кроме того функционирует бюро труда Всероссийского союза городов, приискивающее занятия для беженцев без различия вероисповедания и национальности» [7].

Массовое прибытие беженцев с западного театра военных действий в тыловые губернии Российской империи началось в июле – августе 1915 г., достигло максимума в сентябре–октябре, завершилось в ноябре–декабре того же года. К середине сентября в различных губерниях находилось около 750 000 беженцев, включая всех прибывших в тыл с начала войны. В следующие 3,5 месяца только маршрутными поездами вывезли на восток свыше 2 млн человек. Динамику этих перевозок рисуют сведения о «ежедневном прохождении беженцев через 54 регистрационных пункта в пределах Европейской России»: за вторую половину сентября, когда начались массовые перевозки беженцев по железным дорогам, – 148 871 человек, на протяжении октября проследовало всего 111 778, в ноябре – 8 588, в декабре – 1 714 чел. [8]

На территории Харьковской губернии число беженцев росло следующим образом: 91 138 чел. (ноябрь 1915 г.), 116 762 чел. (декабрь 1915 г.), 117 606 (февраль 1916 г.), 114 172 (июнь 1916 г.), 120 983 (ноябрь 1916 г.) [9]. По словам Л. М. Жванко, Харьковская губерния по количеству размещенных беженцев была второй среди украинских губерний и пятой среди остальных регионов империи. В Харьковской губернии 32 % беженцев были из Польши, 29 % – из Беларуси и Литвы, 26,3 % – из Прибалтийских губерний, 11,2 % – из Волыни и Подолья [10].

Число жителей Змиевского уезда по сравнению в первой переписью населения увеличилось почти вдвое. На 1917 г. по оценкам Харьковского губернского статистического комитета оно доходило до 402 000 чел., в том числе: в Змиеве – до 7 000 чел., в Чугуеве – до 17 000 чел., в Андреевке – до 12 000 чел., в Малиновке – до 7 000 чел. [11]

Еврейской общиной Змиева был организован хедер [12], в котором обучались 26 учеников [13].

Несмотря на то что усилия, предпринятые Земским и Городским союзами, являлись по существу первой попыткой проведения регистрации беженцев в общеимперском масштабе, собранные ими данные проблему определения общей численности и состава беженского населения в полной мере не решали. Стремление Земского и Городского союзов взять на себя объединяющие и координирующие функции в вопросе регистрации беженцев на общенациональном уровне было незамедлительно пресечено центральной властью. На очередном заседании Особого совещания по устройству беженцев при МВД 26 ноября 1915 г. единогласно было принято решение о том, что в деле регистрации беженцев должен быть только один центральный орган, а именно функционировавшее при Татьянинском комитете Центральное всероссийское бюро по регистрации беженцев. Одновременно совещание категорически высказалось против параллельной регистрации беженцев, производимой структурами Земского и Городского союзов [14].

Комитет Великой княжны Татьяны Николаевны для оказания временной помощи пострадавшим от военных действий (Татьянинский комитет) был создан в 1914 г. через три месяца после начала I Мировой войны изначально для координации работы с хлынувшими в столицу беженцами из захваченных противником областей Польши, Прибалтики и Белоруссии. Состоял комитет под почётным председательством её императорского высочества великой княжны Татьяны Николаевны, которой накануне исполнилось 17 лет. Она лично участвовала в учреждении и затем в управлении деятельностью Комитета. Комитет был включён в состав Верховного совета по призрению семей лиц, призванных на войну, а также семей раненых и павших воинов, под председательством императрицы Александры Фёдоровны. Председателем Комитета стал член Государственного Совета, почётный опекун, гофмейстер, действительный статский советник А. Б. Нейдгарт, его товарищем – камергер, действительный статский советник В. В. Никитин, управляющим делами – статский советник В. И. Друри, казначеем – управляющий делами Совета Министров, шталмейстер, действительный статский советник И. Н. Ладыженский. В Комитет входило 28 членов: высшие сановники государства, придворные, миллионеры. Помимо личных членов в Комитет входили представители министерств: военного, внутренних дел, путей сообщения, финансов. При Комитете был создан Особый отдел по регистрации беженцев (председатель – помощник директора Центрального статистического комитета В. И. Комарницкий). Отдел состоял из двух уполномоченных и семи членов, а также пяти представителей от петербургских национальных общественных благотворительных организаций (польских, латышских, литовских, еврейских, армянских); при нём было создано Всероссийское Бюро регистрации беженцев [15].

В задачи Комитета входило оказание единовременной материальной помощи пострадавшим, содействие воссоединению семей и отправлению беженцев на место постоянного жительства, приискание занятий для трудоспособных, помещение нетрудоспособных в больницы, богадельни и приюты, устройство детей в учебные заведения, организация собственных приютов. Прибывших беженцев встречали на вокзалах, регистрировали, раздавали талоны на питание, давали временный приют на 5–10 дней, затем размещали в городах и посёлках Петроградской губернии. Вакантные места беженцам и их близким предоставляли больницы, родильные приюты, санатории, содержавшиеся и субсидировавшиеся великой княжною Татьяной Николаевной. Пострадавшим выдавались экстренные справки на проезд по железной дороге, документы о регистрации, о льготах по переезду. Комитет следил за перемещением войск, налаживая почтовую связь родных с военнослужащими, координировал помощь пленным воинам. Сюда же поступали сведения о реквизированном или уничтоженном войсками имуществе [16].

Учитывая работу членов Татьянинского комитета в прифронтовой полосе, 2 декабря 1915 г. императором Николаем II были утверждены знаки различия: нагрудный жетон (рис. 1), знак на головной убор и нарукавная повязка с бляхой (рис. 2)  [17].

Нагрудные жетоны Татьянинского комитета

Нагрудный жетон Татьянинского комитета

Рис. 1. Нагрудные жетоны Татьянинского комитета

К 20 апреля 1915 г. благотворительный сбор в Харьковской губернии, направленный на усиление Татьянинского комитета, составил 913 148 руб. Особенный отклик у населения империи, и Змиевского уезда в частности, нашёл призыв великой княжны Татьяны относительно организации благотворительного сбора «Россия – разорённым окраинам» (рис. 3), посвящённого её дню рождения и проведённого 29–30 мая 1915 г. В следующем году эта акция была повторена. В январе 1916 г. во время празднования тезоименинств великой княжны Татьянинский комитет также провёл сбор значительных благотворительных средств [18].

Головной убор и нарукавная повязка чинов Татьянинского комитета

Рис. 2. Головной убор и нарукавная повязка чинов Татьянинского комитета

Активное участие в майском сборе 1915 г. приняли уездные предводители дворянства, служащие земских управ, городская интеллигенция, студенчество. За два дня было собрано 12 013 руб. 63 коп. [19]

Духовенство Харьковской епархии также вносило посильную лепту. На протяжении 1915 г. здесь было проведено два благотворительных сбора, посвящённых неделе о Самарянине и Рождеству Богородицы. Средоточием благотворительной помощи стали монастыри. Наибольшее количество пожертвований (50 руб.) поступило от Спасова монастыря Змиевского уезда, далее следуют Покровский монастырь (17 руб., 15 коп.), Казанско-Серафимский женский монастырь (10 руб.) [20].

Плакат благотворительного сбора «Россия – разорённым окраинам»

Рис. 3. Плакат благотворительного сбора «Россия – разорённым окраинам»

Во второй половине сентября 1915 г. священники Харьковской епархии организовали больше двадцати церковноприходских комитетов, главным заданием которых была организация помощи беженцам, удовлетворения их духовных потребностей и др.[ 21] В Змиевском уезде было образовано 3 благотворительных округа (вероятно, по количеству благочиний), где духовенство собрало в помощь беженцам 300 руб. [22]

После Февральской революции 1917 г. Татьянинский комитет был переименован во Всероссийский комитет для оказания временной помощи лицам местностей, пострадавших от военных действий. Ликвидация Харьковского отделения была запланирована на первую половину июля 1917 г. [23] Вскоре после этого был ликвидирован и сам комитет. Беженцы остались на попечении местных земств.

В течение 1916–1917 гг. размеры государственных пособий для обеспечения нужд эвакуированных, несмотря на рост дороговизны, оставались без изменений. Между тем к лету 1917 г. реальные расходы беженца даже в губерниях Центрального Черноземья достигли 9–12 руб. в месяц, а жильё обходилось от 3 руб. на селе до 4 руб. в городе. В результате повсеместно в связи с недостаточностью пайков при всё возрастающей дороговизне и преобладающем количестве среди беженцев нетрудоспособных наблюдалось острое недовольство и брожение, перераставшее в беспорядки. Временное правительство накануне своего свержения успело ассигновать местным беженским органам (в том числе национальным) «пайковые» на последнюю четверть 1917 г., но опять без индексации норм. С начала массового беженства, т. е. с июля 1915 г., по 15 октября 1917 г. «на содержание беженцев» было выплачено (по неполным сведениям) свыше 600 млн. руб. [24]

19 ноября 1917 г. на агрономическом совещании Змиевской уездной земской управы было принято решение о создании трудовых артелей из беженцев, чтобы они могли обеспечивать себя продовольствием. В создаваемые артели управой назначались инструктора [25]. С 1918 г. советское руководство прекратило выдачу беженцам пайковых пособий [26].

По оценкам Н. А. Михалёва и С. А. Пьянкова общее число беженцев по империи к 1917 г. могло составить от 5 до 15 млн чел. [27] Революции и последовавшая за ними гражданская война разрушили сложившуюся было систему государственной и общественной благотворительной помощи перемещённым лицам. Реальный процесс возвращения беженцев на родину начался только весной 1918 г. и растянулся до 1925 г. [28]

 

 

ИСТОЧНИКИ, ЛИТЕРАТУРА, РЕСУРСЫ ИНТЕРНЕТА

[1] Михалёв Н. А. Беженцы Первой мировой войны в Российской империи: численность, размещение, состав / Н. А. Михалёв, С. А. Пьянков // Уральский исторический вестник. – 2015. – №4. – С. 95–96.

[2] Курцев А. Н. Беженцы первой мировой войны в России // История. – URL: http://historystudies.org/2012/07/kurcev-a-n-bezhency-pervoj-mirovoj-vojny-v-rossii/ (дата обращения 25.08.2018).

[3] Бахурин Ю. А. Татьянинский комитет. 1914–1917 / Ю. А. Бахурин // Старый цейхгауз. – 2013. – №52. – С. 31.

[4] Жванко Л. М. Біженство Першої світової війни в Україні: Документи і матеріали (1914–1918 рр.): монографія / Л. М. Жванко; ХНАМГ. – Х., 2010. – С. 187. 189.

[5] Михалёв Н. А. Беженцы Первой мировой войны в Российской империи: численность, размещение, состав / Н. А. Михалёв, С. А. Пьянков // Уральский исторический вестник. – 2015. – №4. – С. 96.

[6] Цит. по: Губин Д. Первая мировая. Харьковский счёт / Д. Губин // Великая война 1914–1918. – URL: http://pomnimvseh.histrf.ru/14photos/detail.php?ID=18680 (дата обращения 06.08.2018).

[7] Там же.

[8] Курцев А. Н. Беженцы первой мировой войны в России // История. – URL: http://historystudies.org/2012/07/kurcev-a-n-bezhency-pervoj-mirovoj-vojny-v-rossii/ (дата обращения 25.08.2018).

[9] Жванко Л. М. Біженці Першої світової війни: організація благодійних зборів на українських землях за часів Російської імперії / Л. М. Жванко // Історія Краснокутчини. – URL: http://www.krasnokutsk.org/біженці-першої-світової-війниоргані/ (дата звернення 25.08.2018).

[10] Жванко Л. Н. Беженцы Первой мировой войны: начало пути (к проблеме эвакуации населения западных окраин Российской империи. Лето–осень 1915 г.) / Л. Н. Жванко // Великая война. 1914–1918 гг. – URL: http://greatwar1914.ru/pages/bezhentsy-velikoy-voyny/zhvanko-l-n-bezhentsy-pervoy-mirovoy-voyny-nachalo-puti-k-probleme-evakuatsii-naseleniya-zapadnykh-o/ (дата обращения 27.08.2017).

[11] Харьковский календарь на 1917 год. Год сорок пятый. – Х., 1917. – С. 21.

[12] Хедер – еврейская религиозная начальная школа. Название хедер впервые упомянуто в XIII в. В дальнейшем школы такого типа получили широкое распространение в среде ашкеназских евреев. Функционирование хедера на Украине и в Польше в первой половине XVII в. Система, установленная в те времена, сохранялась в пределах Российской империи и в некоторых районах Австро-Венгрии вплоть до Первой мировой войны. В хедере, как и в школах талмуд-тора, учились только мальчики. Хедер был частной школой, его учитель получал плату от родителей. Обучение проводилось обычно в одной из комнат квартиры учителя. В младшей группе (с трёх лет) школьники обучались азбуке и чтению ивритских текстов (без перевода). В следующей группе (с пяти лет) изучалось Пятикнижие с комментариями Раши и начальные сведения о Талмуде. Старшие ученики (с восьми лет) более углубленно занимались Талмудом. Светские учебные дисциплины в хедере не изучались. Занятия проходили с раннего утра до семи-восьми часов вечера. Практиковались телесные наказания строптивых учеников, для чего существовал специальный кнут. Считалось, что преподавание не требовало специальных знаний, и труд учителя ценился невысоко. По окончании хедера юноша мог под руководством раввина или образованных членов общины продолжить изучение Талмуда в синагоге или поступить в иешиву. Для значительной части жителей еврейского местечка образование ограничивалось учебой в хедере (Хедер // Краткая еврейская энциклопедия. – Иерусалим, 1999. – Т. IX. – Кол. 753).

[13] Жванко Л. М. Біженство Першої світової війни в Україні: Документи і матеріали (1914–1918 рр.): монографія / Л. М. Жванко; ХНАМГ. – Х., 2010. – С. 252.

[14] Михалёв Н. А. Беженцы Первой мировой войны в Российской империи: численность, размещение, состав / Н. А. Михалёв, С. А. Пьянков // Уральский исторический вестник. – 2015. – №4. – С. 96, 97.

[15] Керзум А. П. Комитет Великой княжны Татьяны Николаевны для оказания временной помощи пострадавшим от военных действий (Татьянинский комитет) / А. П. Керзум // Санкт-Петербург. Энциклопедия. – URL: http://www.encspb.ru/object/2855742708?lc=ru (дата обращения 25.082018).

[16] Там же.

[17] Бахурин Ю. А. Татьянинский комитет. 1914–1917 / Ю. А. Бахурин // Старый цейхгауз. – 2013. – №52. – С. 34.

[18] Труды соединенного собрания членов комитета Её Императорского Высочества Великой Княжны Татьяны Николаевны с местными представителями 3–7 мая 1915 года. – Пг., 1915. – С. 122; Жванко Л. М. Біженці Першої світової війни: організація благодійних зборів на українських землях за часів Російської імперії / Л. М. Жванко // Історія Краснокутчини. – URL: http://www.krasnokutsk.org/біженці-першої-світової-війниоргані/ (дата звернення 25.08.2018).

[19] ГАХО. – Ф. 317. – Оп. 1. – Д. 2. – Л. 2.

[20] ГАХО. – Ф. 40. – Оп. 100. – Д. 1198. – Л. 1, 53–56.

[21] Жванко Л. Н. Беженцы Первой мировой войны: начало пути (к проблеме эвакуации населения западных окраин Российской империи. Лето–осень 1915 г.) / Л. Н. Жванко // Великая война. 1914–1918 гг. – URL: http://greatwar1914.ru/pages/bezhentsy-velikoy-voyny/zhvanko-l-n-bezhentsy-pervoy-mirovoy-voyny-nachalo-puti-k-probleme-evakuatsii-naseleniya-zapadnykh-o/ (дата обращения 27.08.2017).

[22] ГАХО. – Ф. 40. – Оп. 100. – Д. 1193. – Л. 1, 18–26.

[23] О бывшем Татьянинском комитете // Южный край. – 1917. – 7 июня.

[24] Курцев А. Н. Беженцы первой мировой войны в России // История. – URL: http://historystudies.org/2012/07/kurcev-a-n-bezhency-pervoj-mirovoj-vojny-v-rossii/ (дата обращения 25.08.2018).

[25] ГАХО. – Ф. 309. – Оп. 1. – Д. 3. – Л. 6 об.

[26] Курцев А. Н. Беженцы первой мировой войны в России // История. – URL: http://historystudies.org/2012/07/kurcev-a-n-bezhency-pervoj-mirovoj-vojny-v-rossii/ (дата обращения 25.082018).

[27] Михалёв Н. А. Беженцы Первой мировой войны в Российской империи: численность, размещение, состав / Н. А. Михалёв, С. А. Пьянков // Уральский исторический вестник. – 2015. – №4. – С. 103.

[28] Курцев А. Н. Беженцы первой мировой войны в России / А. Н. Курцев // Вопросы истории. – 1999. – №. – С. 112.

 

Ссылка на эту статью:

Коловрат-Бутенко Ю. А. Беженцы Первой мировой войны в Змиевском уезде / Ю. А. Коловрат-Бутенко // История Змиевского края. – Змиев. – 11.10.2018. – URL: https://colovrat.at.ua/publ/1-1-0-367

Похожие статьи
Поделиться
Мне нравится!
1
Рубрика: История Змиевщины | Дата публикации: 11.10.2018 | Просмотров: 79 | Ключевые слова: беженцы, Змиевской уезд, благотворительность, Первая мировая