Вторник, 28.3.2017, 00:00:00 RSS Feedburner Статьи в Академии Гугл Статьи в Academia Видеоканал альманаха

АЛЬМАНАХ В СОЦСЕТЯХ
Страница ВКонтакте Страница на Фейсбуке Страница на Одноклассниках Страница Гугл плюс
Страница в Твиттере Страница в Моём мире Liveinternet Страница в ЖЖ
ПОДПИСАТЬСЯ НА НАШИ СТАТЬИ
news Add to netvibes
news news
news Поиск в RSS новостях и блогах
news news

news

Введите Ваш @ адрес:

КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
История Змиевщины
История славян и ариев
Выдающиеся уроженцы Змиевского края
Труды музейного комплекса Змиевского лицея №1 им. З.К.Слюсаренко
Источниковедение
Язычество славян
Географическое краеведение
Славянское единство
Публицистика
Зелёное движение
Белое дело. Белое движение
Электронная библиотека
Открытые письма
Антифашизм
ПОИСК ПО САЙТУ
НАШ ОПРОС
Кем являются представители нынешнего украинского режима?
Всего ответов: 5
НАШИ ПАРТНЁРЫ
Сайт Дарьи Беднер
НПП "Гомольшанские леса" Змиевское научное краеведческое общество
Музейный комплекс Зиевского лицея №1 им. З. К. Слюсаренко Змиевы горы
Центр краеведения им. академика П. Т. Тронько (ХНУ им. В. Н. Каразина) Исторический факультет ХНПУ им. Г. С. Сковороды
Электронный научный журнал «Змиевское краеведение» (Electronic scientific journal «Zmiev Local Lore») Факультет геологии, географии, рекреации и туризма ХНУ им. В. Н. Каразина
МСА ПАНИ
Змиевской лицей №1 им. З. К. Слюсаренко
ГЕОГРАФИЯ ЧИТАТЕЛЬСКОЙ АУДИТОРИИ
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
ВАЛИДНОСТЬ И БЕЗОПАСНОСТЬ САЙТА
Правильный CSS! Valid HTML 40.1!
Valid RSS McAfee Secure
Adguard Результаты антивирусного сканирования
Norton TrustedSite
ДЛЯ МЕЦЕНАТОВ
ПОЛИТИКА ДОСТУПА И АВТОРСКИЕ ПРАВА
open access

Наш альманах придерживается политики мгновенного открытого доступа к опубликованному материалу, поддерживая принципы свободного распространения научной информации и глобального обмена знаниями для общего социального прогресса.

Scireg.org DMCA.com Protection Status

Copyrighted.com Registered & Protected WX4S-QLYM-GZWJ-8HFS

Ссылка на авторов при копировании и цитировании материалов обязательна.

Статьи и другие материалы, опубликованные на сайте, доступны по лицензии «Attribution-NonCommercial» («Атрибуция — Некоммерческое использование») CC BY-NC.

Главная » Статьи » Выдающиеся уроженцы Змиевского края

СЁСТРЫ СИНЯКОВЫ – ХАРЬКОВСКИЕ МУЗЫ ФУТУРИЗМА

СЁСТРЫ СИНЯКОВЫ – ХАРЬКОВСКИЕ МУЗЫ ФУТУРИЗМА

© В. П. Титарь, А. Ф. Парамонов, Л. И. Фефёлова

    

ЗИНАИДА МИХАЙЛОВНА СИНЯКОВА–МАМОНОВА И ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ

Лиля Юрьевна Брик запамятовала или не хотела произносить, что в старшую сестру из Синяковых – Зинаиду, был влюблен Владимир Владимирович Маяковский.

Зинаида Михайловна Синякова-Мамонова родилась 4 октября (по старому стилю) 1886 г., была крещена 26 октября в Христорождественской церкви города Харькова [24]. Училась в Харьковском музыкальном училище в классе известного пианиста А. Шульца-Эвлера, брала певческие уроки у С.Я. Лапинского. До 1910 г. переехала в Москву. Училась в Московской консерватории. Стала довольно известной оперной певицей. Была замужем за Мамоновым.

В 1912 г. Мария и Ксения Синяковы приехали из Харькова в Москву навестить  свою старшую сестру Зинаиду и познакомились с Владимиром Маяковским. Мария Синякова вспоминает: 

«Встреча с Маяковским – еще до знакомства – произошла совершенно случайно. Просто мы ходили с сестрой Зиной по бульвару, и он к нам подошел, не будучи абсолютно знаком с нами.

Так, что интересно? Сама фигура Маяковского, какой он тогда был. Он был весь в черном: в черном плаще, в черной шляпе, широкополой, и бросалась в глаза огромная роза, вдетая в петлицу плаща, бледно-розовая. Это 1912 год. Он был очень скромный, застенчивый и неловкий. Разговоры велись все вокруг розы, в общем-то, я не помню. Мы даже не знали, кто он такой, и мы не назвали своих имен, а, наоборот, скрыли.

Кроме того, интересно, что он познакомился также  и с другой моей сестрой, но отдельно. В Петровском парке на лодке они катались. Там была Зина и Оксана. Но Зина была старше нас, а мы уже как девочки были возле Зины, и я думаю, она тут сыграла главную роль. Она вообще его интересовала» [3]. 

Николай Асеев в «Воспоминаниях о Маяковском» пишет: «Они (Ксения) с сестрой, З.М. Мамоновой, оперной певицей, ездили гулять в Петровско-Разумовское. Катались на лодке. Как-то раз их лодку обогнала другая, с двумя юношами. Стали грести наперегонки. Маяковский (как оказалось впоследствии, это был он) ни за что не хотел уступать и в конце концов обогнал их лодку, четырехвесельную, на одной паре весел. Маяковскому они приглянулись. Он хотел записать их городской адрес. Но девицы были строгие и адрес ему дали ненастоящий. Потом в Москве встретили его на улице. Он их узнал, стал пенять на обман. Тогда уже закрепили знакомство. Он стал бывать у Мамоновой...» [8].

В 1914-1915 годах Зинаида Михайловна Синякова-Мамонова проживала в доме № 9 по Тверскому бульвару в доходном доме Коровина.

Борис Леонидович Пастернак в своей повести «Охранная грамота» пишет: «Зимой на Тверском бульваре поселилась одна из сестер Синяковых - Зинаида Михайловна Синякова-Мамонова. Ее посещали. К ней заходил замечательный музыкант (я дружил с ним) И. Добровейн. У нее бывал Маяковский... Был, правда, Хлебников с его тонкой надменностью... Был также Северянин, лирик, изливавшийся непосредственно строфически, готовыми, как у Лермонтова, формами...

Маяковский редко являлся один. Обыкновенно его свиту составляли футуристы, люди движения. В хозяйстве Мамоновой я увидел тогда первый в моей жизни примус. Изобретение не издавало еще вони, и кому думалось, что оно так изгадит жизнь и найдет себе в ней такое широкое распространение.

Чистый ревущий кузов разбрасывал высоконапорное пламя. На нем одну за другой поджаривали отбивные котлеты. Локти хозяйки и ее помощниц покрывались шоколадным кавказским загаром. Холодная кухонька превращалась в поселенье на Огненной Земле, когда, наведываясь из столовой к дамам, мы технически дикими патогонцами склонялись над медным блином, воплощавшим в себе что-то светлое, архимедовское. И бегали за пивом и водкой...

Маяковский читал, смешил все общество, торопливо ужинал, не терпя, когда сядут за карты. Он был язвительно любезен и с большим искусством прятал свое постоянное возбуждение. С ним что-то творилось, в нем совершался какой-то перелом... Он открыто позировал, но с такою скрытой тревогой и лихорадкой, что на его позе стояли капли холодного пота...» [12].

Мария Михайловна писала, что Маяковский ухаживал за сестрой Зинаидой, но это было небольшое увлечение, и все это было как-то неудачно [3]. Зинаида Михайловна умерла во время войны в 1942 г.

 

НАДЕЖДА МИХАЙЛОВНА СИНЯКОВА-ПИЧЕТА И БОРИС ПАСТЕРНАК

Надежда Михайловна Синякова родилась 17 января (по старому стилю) 1889 г. в г. Харькове, была крещена 17 февраля того же года в Христорождественской церкви [24]. Закончила, как и Зинаида Михайловна, Харьковское музыкальное училище по классу пианино, где преподавал А. Шульц-Эвлер. С конца 1900-х годов она училась в Московской консерватории, была хорошей пианисткой.  Примерно в 1912 г. вышла замуж за Василия Ивановича Пичету. 

Отцом Василия Пичеты был известный в Харькове заслуженный протоиерей Иоанно-Усекновенской кладбищенской церкви Иоанн Христофорович Пичета (1844-1929). И.Х. Пичета по происхождению серб, родился 9 сентября 1844 г. в Мостаре, главном городе Герцеговины. Как один из лучших учеников Мостарской школы, он в 1858 г. был направлен пансионером в Херсонскую семинарию, по окончании которой поступил в 1863 г. в Киевскую духовную академию. В 1867 г. он заканчивает Академию со степенью кандидата и рекомендуется на должность преподавателя Полтавской семинарии по церковной истории. Здесь он прослужил 35 лет с небольшим перерывом в 2,5 года (в 1887 - 1889 гг. он был ректором Витебской семинарии). В 1887 г. И.Х. Пичета, имевший уже чин статского советника, перешел в духовное ведомство и был возведен за короткое время в сан протоирея.

При переходе в 1903 г. на епархиальную службу в Харьков отец Иоанн первоначально был назначен священником в Петропавловскую церковь. Но еще до вступления в должность был перемещен настоятелем в кладбищенскую Иоанно-Усекновенскую церковь. Четыре года был депутатом от Духовного ведомства в Харьковской городской думе (1906-1910). За усердие в гражданской службе и в духовном ведомстве был награжден двумя орденами «Св. Станислава» II и III степени, двумя орденами «Св. Владимира» III и IV степени и тремя орденами «Св. Анны» I, II и III степени. Протоиерей Иоанн Пичета был автором многих духовных и светских публикаций по разным вопросам. Широкой популярностью пользовались в Харькове его сердечные импровизированные проповеди, которые он произносил в воскресные и праздничные дни [25]. Высокий резонанс в Харьковской прессе получило событие на открытии памятника Марку Кропивницкому в 1914 году. И.Х. Пичета отказался служить панихиду из-за красных ленточек на венках, послав вдову Кропивницкого за разрешением в полицию [26]. А в 1917 г. И.Х. Пичета как член Духовной Консистории пламенно выступал против самовольного захвата жителями слободы Озерянки Чудотворного образа Озерянской Богоматери, неоднократно выезжал в Озерянку уговаривать жителей вернуть икону в Покровский монастырь [27].

Из ведомости Иоанно-Усекновенской церкви за 1913 г. следует, что протоиерей И.Х. Пичета, уроженец Герцеговины, из светского звания. Присягал на подданство России в Полтаве 25.06.1869 г. Вдовец и имеет четверых детей: Владимир - 35 лет, преподаватель Московского коммерческого училища; Георгий - 32 года, товарищ прокурора Тобольского окружного суда; Василий - 24 года, помощник делопроизводителя в Управлении земледелия и государственных имуществ в г. Москве; София - 38 лет, надзирательница Полтавского женского епархиального училища [28].

Из детей Иоанна Христофоровича наиболее известным был Владимир Иванович Пичета (1878-1947), который родился в Полтаве. По окончании Московского университета преподавал историю в средних школах  городов Коростышев и Екатеринослав в 1901 - 1905 гг., затем он сотрудник Екатеринославской Архивной комиссии в 1905-1910 гг. С 1910 г. В.И. Пичета – приват-доцент Московского университета. В 1921-1930-х годах был профессором и ректором Белорусского университета в Минске. С 1928 г. – действительный член АН БССР. В начале 1930-х годов был репрессирован, но уже в 1938 г. – профессор Московского университета. В.И. Пичета был автором многочисленных работ по истории Украины, Белоруссии, Литвы, России, южных и западных славян. В 1946 г. он был избран действительным членом АН СССР [29].

Василий Иванович Пичета родился в 1889 г. в г. Витебске, в это время его отец был ректором Витебской духовной семинарии [28]. В 1903 г. семья переехала из Полтавы в Харьков, и Василий продолжил учиться во 2-ой мужской гимназии. Параллельно он учится в Городской художественной школе М.Д. Раевской, а с 1909 г. – в студии Евгения Агафонова «Голубая лилия». Здесь он знакомится с Марией Синяковой, Дмитрием Гордеевым, Божидаром (Богданом Гордеевым) и др. Через Марию Синякову Василий познакомился с ее сестрой Надеждой. После окончания гимназии он учился в Харьковском университете на историко-филологическом факультете. После окончания университета (1912 г.) женится на Надежде Михайловне Синяковой, и они вдвоем переезжают в Москву: он – работать в Управлении земледелия и государственных имуществ, а она – учиться в Московской консерватории. Они снимали квартиру на Малой Полянке и, как мы уже писали, в это время к ним приезжали младшие сестры Синяковы – Мария и Ксения. 

Василий Пичета после революции 1917 г. возвращается в Харьков. Он сотрудничал в харьковских журналах «Колосья» Валентина Рожицына (1918), «Пути творчества» Григория Петникова (1919) и «Творчество» (1919). Выступал как искусствовед, культуролог, филолог и художник. В журнале «Колосья» было опубликовано его культурологическое исследование «Забытая символика старого гадания» [30]. В журнале «Пути творчества» - искусствоведческие статьи «Несколько слов о пролетарском искусстве» [31] и «Прикладное искусство, как коллективное и для коллектива» [32]. В журнале «Творчество» - статьи «О связи между некоторыми течениями живописи и народным искусством» [33] и «О пролетарской живописи» [34], а также в том же журнале были воспроизведены его рисунки - концовка и заставкa [35]. Рисунок Василия Пичеты был воспроизведен также в «Сборнике нового искусства» (1919 г.) [36]. В начале 1919 г. Василий Пичета входил вместе с В. Бобрицким и Г. Петниковым в правление «Проф. Союза деятелей левого искусства» в Харькове (был его секретарем). Выставлялся как живописец: «В ближайшие дни в кафе «Intime» (ул. Сумская) открывается постоянная выставка картин по типу заграничных. Участвуют Е. Агафонов, В. Пичета и др.», - сообщал осенью 1918 г. харьковский журнал «Колосья»[37].

Дата смерти В.И.Пичеты неизвестна, любопытная версия прозвучала о выходе из города вместе с Хлебниковым и гибели В.И.Пичеты по дороге в Красную Поляну. Это могло произойти в период между 1919 и 1921 годами [55].

Надежда Синякова, жена В.И. Пичеты, была, как говорил Борис Косарев: «... прозаическая. Но это не значит: простая, - ничего подобного. Она была своенравна, иногда упряма, резка в суждениях: могла сказать, прижимая руки к голове, после ухода какого-нибудь отличающегося глупостью и болтливостью гостья: «Мазохизм!». Надя могла, например, расстроить какое-нибудь предприятие, сказав в последний момент «я не пойду!» или «я не буду!» и прихлопнув ладонью по столу. Переубедить ее было невозможно. Кстати, бывали случаи, когда все ей были потом благодарны за это упрямство. Внешне она была непохожа на сестер: очень смуглая (такую смуглость я потом видел в Одессе, - говорил Борис Косарев), южная, необыкновенно красиво и оригинально одевалась» [2].

Николай Асеев, как старый друг сестер Синяковых, познакомил их с Б.Л. Пастернаком, который стал часто бывать в московском доме Надежды Синяковой. Константин Григорьевич Локс вспоминает, что когда он пришел в гости к Борису Пастернаку после долгого перерыва, то увидел: «На столе в крохотной комнатке лежало Евангелие. Заметив, что я бросил на него вопросительный взгляд, Борис вместо ответа начал мне рассказывать о сестрах Синяковых. То, что он рассказывал, и было ответом. Ему нравилась их «дикая» биография.

 

В посаде, куда ни одна нога

Не ступала, лишь ворожеи да вьюги

Ступала нога, в бесноватой округе

Где и то, как убитые, спят снега...

 

Примерно этими строками можно передать его рассказ. Отсюда началась та стихия чувств, которая и создает музыку «Поверх барьеров». «Вся эта китайщина и японщина - сказал он в заключение...» [38].

В отличие от безотчетно-романтической влюбленности, Пастернак определяет в «Охранной грамоте» созданные любовью человеческие отношения как плен и оковы: «Мои плечи и руки больше не принадлежали мне. Они, как чужие, просились от меня в цепи, которыми человека приковывают к общему делу. Потому, что вне железа я не мог теперь думать уже о ней и любил только в железе, только пленницею, только за холодный пот, в котором красота отбывает свою повинность. Всякая мысль о ней моментально смыкала меня с тем артельно-хоровым, что полнит мир лесом вдохновенно - затвержденных движений и похоже на сражение, на каторгу, на средневековый ад и мастерство. Я разумею то, чего не знают дети и что я назову чувством настоящего» [12].

В одном из первых стихотворений «Поверх барьеров», обращенном к Надежде Михайловне, эта тема обнажена по предела [12]:

 

Вслед за мной все зовут вас барышней,

Для меня ж этот зов зачастую,

Как акт наложения наручней,

Как возглас: я вас арестую.

 

Нас отыщут легко все тюремщики

По очень простой примете:

Отныне на свете есть женщина

И у ней есть тень на свете...

 

 

В рукописи «Доктора Живаго» сохранилась вычеркнутое определение отношений Юрия Андреевича и Лары: «Их близость была близостью скованных по рукам попарно пленницы и пленника на чужом иноязычном невольничьем рынке» [39].

Артистическая богема Синяковых не нравилась родителям Б.Л. Пастернака и тревожила их. Участились ссоры. Леонид Осипович Пастернак откровенно протестовал, когда Борис уходил в эту, как он отечески выражался, «клоаку». В стихах 1915 г., вошедших в «Поверх барьеров», а также отданных в футуристические сборники, и затем не включенных автором в книгу, натянутой струной звенит тема лирической тоски и тревоги. Таковы: «Весна, ты сырость рудника в висках...», «Тоска бешенная, бешенная...», «Полярная швея...», «Как казначей последней из планет...», «Но почему», «Скрипка Паганини» и др. Именно эти стихотворения, характеризуемые наибольшим внутренним напряжением, Пастернак в 1928 г. исключил из переработанной книги [39].

Цикл «Скрипка Паганини» посвящен Надежде Синяковой и развитию их отношений. В начале апреля 1915 г. она заболела и уехала в Харьков. Заключительная часть звучит как их прощальный диалог [12]:

 

Она.

 

Годы льдов простерлися

          Небом в отдалении,

Я ловлю, как горлицу,

           Воздух голой жменей,

Вслед за накидкой ваточной

           Все - долой, долой!

Нынче небес недостаточно,

           Как мне дышать золой!

 

Он.

Я люблю, как дышу. И я знаю:

Две души стали в теле моем,

И любовь та душа иная,

Им несносно и тесно вдвоем...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

И я старой лишиться рискую,

Если новой я рта не зажму.

 


© В. П. Титарь

© А. Ф. Парамонов

© Л. И. Фефёлова

 

Синтаксис ссылки:

Титарь В. П. Знаменитые змиевчане. Сёстры Синяковы – харьковские музы футуризма / В.П.Титарь, А.Ф.Парамонов, Л.И.Фефёлова // История Змиевского края [Электронный документ. – Режим доступа :

http://colovrat.at.ua/publ/8-1-0-234 (часть первая, начало)

http://colovrat.at.ua/publ/8-1-0-235 (часть вторая)

http://colovrat.at.ua/publ/8-1-0-236 (часть третья)

http://colovrat.at.ua/publ/8-1-0-239 (часть четвёртая)

http://colovrat.at.ua/publ/8-1-0-240 (пятая часть)

http://colovrat.at.ua/publ/8-1-0-245 (шестая часть, окончание)

http://colovrat.at.ua/publ/8-1-0-246 (седьмая часть, примечания и ссылки)

Категория: Выдающиеся уроженцы Змиевского края | Добавил: Yurata (23.02.2012)
Просмотров: 1523
Лицензия Creative Commons
Все права защищены
© Электронный альманах
«История Змиевского края» (ISSN 2414-5939), 2008–2017

Контакты:  colovrat.at@yahoo.com  |  +(380)63-80-82-936  | Хостинг от uCoz
colovrat.at.ua Alexa/PR
Индекс цитирования
Траст. Анализ сайта colovrat.at.ua
Яндекс.Метрика
MegaIndex Domain Rank