Главная » Статьи » История Змиевщины

ПОСЕЛЕНИЯ СКИФОВ НА ЗМИЕВЩИНЕ

ПОСЕЛЕНИЯ

СКИФОВ НА ЗМИЕВЩИНЕ

 

Население Змиевщины сер. VIIIII вв. до н. э. историческая наука именует скифским, т. к. практически всю территорию современной Украины древние греки называли Скифией, а её население скифами. Однако по этническому составу население Скифии не было однородным.

 

Главным письменным источником в изучении скифского периода истории Змиевщины являются археологические материалы и сообщения древнегреческого историка Геродота. В своей «Истории» Геродот упоминает Северский Донец: «… восьмая река – Танаис [1]. Она … впадает … в … озеро под названием Меотида [2] (оно отделяет царских скифов от савроматов). В Танаис впадает другая река, по имени Сиргис» [3].

 

В то же время, по данным археологии на обширной территории лесостепной Скифии, простиравшейся от бассейна среднего и верхнего Днестра на западе до среднего Дона на востоке, жили в VIIIII вв. до н. э. племена осёдлых земледельцев. Культура данных племён по своему происхождению, по особенностям быта, религиозных верований существенно отличалась от культуры степных кочевников скифов [4].

 

Своеобразные черты племён лесостепной историко-этнографической области складывались постепенно и в основном на местной основе, уходящей своими корнями в доскифское время, в эпоху бронзы. Б.А.Шрамко считает, что на Змиевских землях местную основу составило население позднесрубной и бондарихинской культур, в которое влились на рубеже VIIIII вв. до н. э. переселенцы из днепровского Правобережья, являвшиеся носителями культуры жаботинского типа [5]. П.Д.Либеров, изучая северскодонецкую лепную керамику, пришёл к выводу, что аналогичные типы керамики изготовляли местные племена эпохи бронзы (катакомбная, срубная, бондарихинская археологическая культура) [6].

 

В результате сложного взаимодействия различных культур, принадлежавших различным этническим группам, в лесостепной зоне Восточной Европы ещё в доскифское время начала формироваться своеобразная историко-этнографическая область. С установлением господства скифов в степях Северного Причерноморья, между ними и лесостепными земледельцами устанавливаются тесные культурно-экономические связи. Межплеменное разделение труда обеспечило взаимовыгодную торговлю. В результате и у тех и у других племён распространяются общие типы вооружения, конской упряжи и украшений, которые нередко имеют изображения, оформленные в т. н. зверином стиле. При этом специфические особенности культуры лесостепной общности сохраняются на протяжении всей скифской эпохи. Поэтому скифские памятники лесостепной части Украины называют лесостепной культурой [7]. В бассейне Северского Донца была распространена северскодонецкая (другое, неверное, название – севернодонецкая) группа памятников данной культуры. Городища, селища и курганы этого периода сосредоточены главным образом на правом берегу Северского Донца, по рекам Уды и Мжа.

 

Памятники скифского времени на Северском Донце впервые привлекли внимание таких знатоков края, как Н.В.Сибилёв, С.А.Локтюшов и А.С.Федоровский ещё в начале ХХ в. После 1917 г. они изучались Н.М.Фуксом, С.А.Семёновым-Зусером, И.И.Ляпушкиным, И.Ф.Левицким. Наибольшие заслуги в изучении этих памятников принадлежат Б.А.Шрамко и П.Д.Либерову [8]. Скифские городища и селища бассейна Северского Донца изучали А.А.Моруженко, В.П.Андриенко, В.Е.Радзиевская, В.Г.Бородулин. Значительный вклад в открытие и изучение памятников скифского времени внесли И.П.Костюченко, Е.В.Пузаков, Ю.Н.Шкорбатов, В.З.Фрадкин, Я.И.Красюк, Т.И.Щетинин и др. [9]. В последнее время очень интересные материалы, относящиеся к истории лесостепного населения Змиевщины в VIIIII вв. были получены во время раскопок, проводившихся под руководством Ю.В.Буйнова и А.В.Бандуровского [10]. В настоящий момент изучением скифских древностей на территории Змиевского края занимаются В.В.Колода, Д.С.Гречко, Г.Е.Свистун, И.Б.Шрамко и др.

 

Хронологически скифская лесостепная культура подразделяется на три периода:

- раннескифский (сер. VII – пер. пол.VI вв. до н.э.);

- среднескифский (вт. пол. VIV вв. до н.э.);

- позднескифский (кон. V – нач. III вв. до н.э.) [11].

Население Левобережной Лесостепи концентрировалось несколькими группами по течению основных рек. Одна из них заселила лесостепное течение Северского Донца. Очевидно, в таком размещении отразилось естественное деление этих групп на племена. Каждое из этих территориальных племенных образований имело определённые особенности материальной культуры, составлявшие их этнографические признаки [12].

 

Характерной особенностью населения Левобережной Лесостепи скифского времени является то, что в IV в. до н.э., в пору наивысшей агрессии кочевых скифов, местный этнос, его культура и хозяйственная жизнь не пришли в упадок, как это произошло на Правобережье. Наоборот, в IV в. до н.э. здесь наблюдается рост и расцвет хозяйственной и культурной деятельности. По-видимому, население этой территории в меньшей степени, чем его западные соседи, подвергались опустошительным набегам степняков [13].

 

Исследователи предпринимали неоднократные попытки отождествить лесостепную археологическую культуру с конкретным этнонимом, из тех, что приводит Геродот в своём перечне. В соответствии с гипотезой А.И.Тереножкина и В.А.Ильинской, на Левобережной Украине следует локализовать геродотовых скифов-земледельцев [14].

Такого же мнения придерживаются авторы десятитомной «Истории Украинской ССР» (см. рис. на переднем форзаце). Население, жившее между верховьями Дона и Днепром, Геродот называет гелонами и сообщает о них следующее: «Гелоны … занимаются земледелием, садоводством и едят хлеб» [16]. Этим гелоны резко противопоставляются скифам-кочевникам. Б.А.Рыбаков локализовывал гелонов на Левобережье, в т.ч. и по Северскому Донцу (см. рис. ) [17].

Но, скорее всего, отождествлять гелонов с носителями лесостепной культуры неверно, ибо немного ранее Геродот сообщает: «Жители Гелона издревле были эллинами. После изгнания из торговых поселений они осели среди будинов» [18]. Считать население лесостепной культуры будинами так же ошибочно, так как их ареал обитания – это лес: «…вся земля их покрыта лесом» [19].

 

Рис. 1.

Расселение гелонов по Б. А. Рыбакову.

(Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. – Репринт. изд. 1987 г. – М.: Наука, 2008. – С. 57)

 

 

Рис. 2.

Расселение гелонов по Б. А. Рыбакову.

(Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. – Репринт. изд. 1987 г. – М.: Наука, 2008. – С. 62)

 

По мнению харьковских учёных В.В.Скирды, Б.П.Зайцева и А.Ф.Парамонова племена лесостепной культуры следует отождествлять с меланхленами [20]. Этой точки зрения придерживаются также Б.А.Шрамко [21], В.К.Михеев [22] и автор данных строк [23]. Основой данного мнения служит следующее. Исследователями отмечено, что в формировании восточнославянского племени северян (волынцевская и роменская археологическая культура) принял участия определённый иранский (позднескифский и сарматский) элемент. Например, сам этноним сѣверопроисходит от иранского sēv- «чёрный» [24]. Поразительная параллель с меланхленами, чьё имя переводится как «люди в чёрных одеждах» [25]! В.В.Иванов и В.Н.Топоров полагают, что рассматриваемый этноним мог быть связан с индоиранским savya-, имеющим различные пространственные значения [26]. Это даёт основание предполагать, что имя северян может быть увязано с племенами меланхленов «чёрных плащей», описанными Геродотом [27]. Кроме того, устройство святилищ лесостепной скифской культуры во многом схоже со святилищами северян, о чём будет сказано ниже, в третьей главе. По предположению В.В.Седова, северами первоначально именовалась племенная группа ираноязычного населения, обитавшая в Днепровском лесостепном Левобережье. Это население растворилось среди славян, которые и восприняли старый этноним [28]. Неясным является лишь время этого события.

 
 

Рис. 3.

Материалы скифского времени из Левобережной Лесостепи:

I – древности с городищ (1, 6, 8 – Бельское; 2-5, 7, 9 – Басовское); II – древности из курганов возле с. Аксютинцы (10 – курган № 3 в уроч. Стайкин Верх; 11-15 – Старшая Могила).

(Винокур І. С., Телєгін Д. Я. Археологія України: Підручник для студентів історичних спеціальностей вищих навчальних закладів. – Вид. 2-е, доп. і перероб. – Тернопіль: Навчальна книга; Богдан, 2005. – С. 180)

 

Необходимо отметить, что И.С.Винокур и Д.Я.Телегин считают меланхленов носителями юхновской археологической культуры [29] и размещают их севернее лесостепной культуры. Судя по топонимике, юхновцы принадлежали к числу балтских по языку племён, родственных по своему этносу современным латвийцам и латышам [30].

 
 

Рис. 4.

Карта Скифии.

(Велика Скіфія. – 1 6 500 000 // Україна. Історичний атлас. 7 клас. – К.: Мапа, 2008. – С. 5)

 

Таким образом, вопрос об этнической принадлежности население скифской лесостепной культуры Змиевщины сер. VIIIII вв. до н.э., остаётся открытым. Тем не менее, учитывая сложность и неоднозначность этнической идентификации населения нашего края означенного времени, в дальнейшем своём повествовании мы будем именовать местное население этого периода лесостепными скифами.

 

Рис. 5.

Территория Украины в раннем железном веке.

(История Украинской ССР: В 10 т. – К.: Наукова думка, 1982. – Т. 1. Первобытнообщинный строй и зарождение классового общества, Киевская Русь /до второй половины XIII в./)

 

Лесостепная часть бассейна Северского Донца в скифскую эпоху была густо заселена. Всего здесь известно более 150 открытых поселений и городищ [31]. Поселения лесостепных скифов на территории Змиевского края представлены городищами и селищами. Характерно, что на Змиевщине поселения изучены лучше, чем курганы. Поселения лесостепной культуры расположены главным образом на правом берегу Северского Донца и по его правым притокам, в частности: на Мже, Удах, Гомольше [32].

 

На сегодняшний день в бассейне Северского Донца насчитывается 18 городищ. Некоторые из них расположены на территории Змиевщины: Водяное, Мохнач, Короповы Хутора, Бльшая Гомольша, Северское городище, Тарановское и, вероятно, Сухая Гомольша [33]. Думается, что в этот список следует добавить Змиево городище [34]. Также имеются сведения о существовании скифского городища на территории с. Островерховка [35].

 
 

Рис. 6.

Северскодонецкие городища скифского времени.

(Гречко Д. С., Свистун Г. Є. Деякі питання вивчення лісостепових городищ скіфського часу на Сіверському Дінці // Археологія. – 2006. – № 4. – С. 20)

 

Традиционно исследователи считают, что возникновение городищ на Змиевщине следует связывать с расширением экспансии скифов и нарушением стабильности в Северном Причерноморье. В частности, Д.С.Гречко и Г.Е.Свистун пишут: «Вряд ли укрепления возникали хаотически при отсутствии какой-либо угрозы, поскольку их сооружение требовало огромного количества материальных и людских ресурсов. Характерно, что местная племенная группировка укрепляла поселения, расположенные вблизи Муравского шляха» [36]. Однако В.В.Колода придерживается иного взгляда. По его мнению, причиной продвижения скифоидного населения из бассейнов Ворсклы, Псла и Сулы на территорию Змиевщины могла быть необходимость хозяйственного освоения новых земель, связанная с экстенсивным, а потому экологически рискованным ведением хозяйства [37].

 
 

Рис. 7.

Реконструкция защитных сооружений

скифского времени на Мохначанском городище.

(Гречко Д. С., Свистун Г. Є. Деякі питання вивчення лісостепових городищ скіфського часу на Сіверському Дінці // Археологія. – 2006. – № 4. – С. 20)

 

Технологию сооружения защитных сооружения скифских городищ великолепно реконструировали Д.С.Гречко и Г.Е.Свистун. В основе фортификации находился вал, сооружавшийся следующим образом. Сперва, по линии будущего вала сжигалось огромное количество дерева. Поверх образовавшейся раскалённой зольной подушки ложился слой увлажнённой глиняной массы, в которую вставляли засечённые вверху колоды. Глиняный слой прожигался температурой зольной подушки и превращался в подобие кирпича. Затем глиняная сердцевина сооружения закрывалась насыпью вала [38].

 

В 1953 г. Б.А.Шрамко исследовал Змиево городище, больше известное в археологии как Гайдары-1 (урочище Буцера). В отчёте отмечены невыразительные фрагменты лепной посуды, предположительно скифского времени. Подъёмный материал, собранный в разное время А.С.Федоровским, Н.К.Фуксом, М.И.Саяным и В.В.Дидыком, свидетельствует, что в раннем железном веке здесь существовало скифское селище лесостепной культуры [39]. Предполагавшееся некоторыми исследователями наличие на данном памятнике оборонительного вала скифского времени [40], остаётся невыясненным.

 

Городище, расположенное у с. Сухая Гомольша – многослойное, также содержит материалы, свидетельствующие о пребывании в этих краях лесостепных скифов. Предположительно, оно возникло в скифскую эпоху [41], хотя сомнения по этому поводу высказали Д.С.Гречко и Г.Е.Свистун [42]. Общая площадь городища 2 га. Оно состоит из цитадели и двух предградий [43].

 

На территории с. Островерховка расположено скифское городище IVIII вв. до н. э. Во время раскопок здесь выявлено наземное жилище [44].

 

В с. Большая Гомольша на мысе левого берега реки Гомольши расположено скифское городище VIII вв. до н. э., площадь которого около 7 га. Городище окружено валом и рвом. В 1928 – 1929 гг. в окрестностях городища найден бронзовый котёл скифского типа. Здесь же, В.З.Фрадкиным и В.П.Андриенко в 1968 г. обнаружены два селища. Первое селище расположено в 1 километре к востоку от села, на пашне. Оно имеет площадь 150×70 м. Второе находится в урочище Засемёново, на мысе правого берега реки Гомольша, в 1 км к югу от животноводческой фермы, у северо-восточной окраины села, с площадью 500×300 м [45].

 

Между сёлами Водяное и Красная Поляна имеется городище. Оно расположено на высоком мысе правого берега реки Уды, в урочище Холодный Яр. Мыс с напольной стороны ограждён валами и рвами. Площадь городища составляет 2, 54 га. Раскопки, проводившиеся Б.А.Шрамко в 1952 г., показали, что городище двухслойное – с отложениями скифской эпохи и роменской культуры [46].

 

Интереснейшим памятником истории нашего края является городище Коробовы хутора, расположенное возле с. Коробово, на левом берегу реки Северский Донец, на песчаных дюнах около леса. Раскопки, проводившиеся под руководством Б.А.Шрамко в 1953 – 1954 и в 1970 гг., показали, что оно двухслойное. Нижний его слой относится к скифскому периоду времени. Площадь Коробовского городища составляет 1,5 га. Главный двор его с трёх сторон окружён рвом и валом с остатками каменной кладки от стен. Также, в районе с. Коробова найдены три античные пантикапейские монеты [47]. Вал скифского времени был насыпан из песка, а с боку усиливался, очевидно, рядом засечённых колод. Этот вал датируется типично скифской керамикой и фрагментом точильного бруска с отверстием для подвешивания, характерного для скифской эпохи [48].
 
Среди археологических памятников Змиевщины особенное внимание исследователей всегда привлекало внимание городища, расположенное в пределах современного с. Мохнач. Памятник площадью приблизительно 12,5 га размещён на высоком мысе правого берега Северского Донца между заплавой и одной из глубоких балок, выходивших к ней с северо-западной стороны. Защитные сооружения Мохначанского городища начали строиться в раннем железном веке, но, скорее всего, скифы не довели строительство фортификаций до конца, что и привело к разрушению городища [49]. Рядом с городищем, по обе стороны Донца располагались 7 скифских селищ. Данные поселения занимали первую надзаплавную террасу левого и склоны правого берегов реки [50].

 

У пос. Кочеток (Чугуевский район) обнаружены два селища скифской эпохи с зольниками и городище. Они расположены на высоком правом берегу Северского Донца, около устья его притока – реки Большая Бабка. Ещё одно многослойное селище также имеет скифские отложения [51].

 

Одно из поселений скифского времени расположено в с. Аксютовка. Здесь найдены четыре бронзовых наконечника стрел [52].

 

В 1950 г. Б.А.Рыбаковым было открыто скифское селище, расположенное у с. Островерховка [53]. Данное поселение и связанный с ним могильник расположены на плоской возвышенности истоков реки Чернявки (левый приток Мжи). В 1951 – 1953 гг. исследование данного памятника проводил Харьковский госуниверситет. На территории селища зафиксировано 60 зольников, которые сосредоточены в 5 группах. Каждая из этих групп представляет собою самостоятельное целое и расположена от соседней группы на значительном расстоянии. Первая группа включает 10 зольников, вторая – 15, третья – 11, четвёртая – 21 и пятая – 3. в первой, второй и четвёртой группах зольники располагались приблизительно по кругу. Возможно, такой же порядок был и в третьей группе, однако там это менее заметно, так как площадь её пересекается молодым оврагом [54].
 

На околице с. Боровое выявлено поселение скифского времени, VIII вв. до н. э. [55]. Ещё одно такое селище находилось на территории с. Соколово [56].

 

В 1951 г. в 2 км к северу от с. Бирочок Я.И.Красюком было обнаружено скифское селище, расположенное на правом берегу Мжи [57]. Несколько ранее, в 1948 г., Я.И.Красюк открыл многослойное селище эпохи бронзы и скифского времени. Селище расположено на правом берегу реки Мжи, в 2 км к северу-востоку от с. Первомайского, в урочище Бирочок [58].

 

На правом берегу реки Мжа, на возвышенности к юго-востоку от с. Гришковка расположено ещё одно скифское селище. На его зольниках собрана керамика, пряслица, глиняные пуговицы, железное копьё, кинжал и бронзовые наконечники стрел VIV вв. до н. э. [59]. В настоящий момент эти находки экспонируются в Музее боевого братства с. Соколово.

 

Рис. 8.

Ученики Змиевской школы № 1 открыли

погребение женщины раннескифского времени.

Урочище Сердюково-2 (у с. Лиман).

(Раскопки 1956 г. // Архив Музея лицея№ 1 г. Змиева)

 

 

Категория: История Змиевщины | Добавил: Yurata (05.04.2009)
Просмотров: 12928