Том 6. VI. Софийские летописи

Библиографическое описание:

Полное собрание русских летописей. —  Т. 6. VI. Софийские летописи. — СПб. : Типография Эдуарда Праца, 1853.


Аннотация и описание

Софийская первая летопись (CIЛ, С1Л) — важнейший памятник русского летописания, доведённый до 1418 года и положенный в основу всех общерусских летописей второй половины XV-начала XVI века. Наряду с Новгородской четвёртой летописью (Н4Л) восходит к их общему источнику, который А. А. Шахматов назвал Новгородско-Софийским сводом.

Первоначально Шахматов датировал этот свод 1448 годом, затем изменил своё мнение и остановился на 1430-х годах, его позицию приняли Д. С. Лихачёв и Я. С. Лурье. Согласно же А. Г. Боброву и Б. М. Клоссу, этот общий источник на самом деле — свод митрополита Фотия 1418 года.

 

Летопись Софийская I

Летопись Софийская I (далее: СIЛ) — летопись XV в., сохранившаяся во множестве списков и лежащая в основе всех общерусских летописей 2-й пол. XV—XVI в. Дошла в двух редакциях: старшей (списки Карамзина — ГПБ, F.IV.298 и Оболенского — ЦГАДА, ф. 135, рубр. 2, No 3), доведенной до 6926 (1418) г., и младшей, в которой текст продолжен до 2-й пол. XV в.; один из списков младшей редакции CIЛ — список Царского — доведен до 1508 г. и отражает влияние Летописного свода Сокращенного и великокняжеского летописания нач. XVI в.

В науку СIЛ была введена уже с нач. XIX в.; в 1821 г. издана П. Строевым (вместе с Летописью Софийской II), в 1851 г. — в ПСРЛ (с пропусками текста); в 1926 г. CIЛ была вновь переиздана в ПСРЛ, но издание не завершено. Название СIЛ, данное ей в науке, связано с вступительной частью СIЛ, имеющей наименование «Софийский временник» (и восходящей, очевидно, к Начальному своду XI в.).

Первоначально CIЛ рассматривалась исследователями как новгородская по своему происхождению летопись. А. А. Шахматов обратил внимание, что текст CIЛ на всем протяжении до 1418 г. (окончание старшей редакции CIЛ) совпадает с текстом Летописи Новгородской IV; он сделал из этого вывод, что в основе CIЛ и Новгородской IV лежит общий протограф — свод 1448 г., или Новгородско-Софийский свод. Свод этот, в свою очередь, представлял собою, по мнению А. А. Шахматова, соединение двух источников — Новгородской летописи 20-х гг. XV в. («Софийского временника») и общерусского «Владимирского полихрона» 1421 г. Соединение этих двух источников и создание Новгородско-Софийского свода было, по мнению Шахматова, осуществлено в Новгороде в 30-х или 40-х гг. М. Д. Приселков принял основную текстологическую схему А. А. Шахматова, но предполагал, что общий протограф CIЛ и Новгородской IV летописи был не новгородским, а общерусским (митрополичьим) сводом. Исследования последнего времени поставили под сомнение существование у Новгородско-Софийского свода особого общерусского источника — «Владимирского полихрона» 1418—1421 гг.: прямым отражением этого Полихрона А. А. Шахматов считал Хронограф Русский и Летопись Ермолинскую, но исследование обоих этих памятников дает основание сделать вывод, что в их основе лежит не общерусское летописание нач. XV в. (Полихрон), а более поздние летописи (кон. XV в.). Полное сопоставление CIЛ и НIVЛ обнаруживает, что текст общего протографа передан в CIЛ лучше — без каких-либо заметных добавлений; в НIVЛ текст сокращен и значительно пополнен новгородскими известиями. Можно предполагать поэтому, что общий протограф CIЛ и НIVЛ не опирался на общерусский Полихрон, а сам был общерусским (митрополичьим) сводом, соединявшим общерусское летописание (близкое к Летописи Троицкой), новгородское, суздальско-ростовское (частично сходное с Летописью Московско-Академической), южнорусское (частью совпадающее с Летописью Ипатьевской), псковское и тверское.

Среди общерусских известий CIЛ — НIVЛ содержится и ряд таких, которые (особенно широко — в разделе за кон. XIV — нач. XV в.) отсутствуют в доступных нам источниках, например рассказ 6914 (1406) г. о Юрии Смоленском и Юлиании Вяземской, не совпадающее с другими летописями известие о нашествии Едигея в 6917 (1408) г. (в НIVЛ читается «ярлык Едигея» Василию I) и др.

Общий текст CIЛ, НIVЛ и близкой к ней Летописи Новгородской Карамзинской (далее: НК) доходит до 1418 или (судя по НК) 1425 г.; протограф этих летописей был составлен, очевидно, во 2-й четв. XV в. Опираясь на одно из известий, А. А. Шахматов определил его как «свод 1448 г.». Свод этот был летописью, составленной в период значительного ослабления московских великих князей в результате феодальной войны 30—40-х гг. и занимавшей относительно нейтральную позицию в междукняжеских спорах, которые сводчик решительно осуждал, призывая к национальному объединению и к борьбе с «погаными»; составитель свода считал законным право Новгорода, подчиненного великокняжеской власти, изгонять и вновь приглашать к себе князей-военачальников.

CIЛ содержит ряд больших летописных повестей и отдельных памятников, сокращенных, переданных в другой редакции или совсем не сохранившихся в НIVЛ. Это повести о убиении Андрея Боголюбского в 6683 (1175) г., битве на Калке 6732 (1224) г. и нашествии Батыя 6745—6746 (1237—1238) гг., основанные на Летописях Лаврентьевской, Новгородской I и Ипатьевской, агиографического характера повести о житии Александра Невского, Довмонте, Сказание о убиении в орде князя Михаила Черниговского, Житие Михаила Ярославича Тверского, Повесть о взятии Царьграда фрягами в 6712 (1204) г., Послание новгородского владыки Василия о земном рае под 6855 (1347) г., текст «Русской Правды» и т. д. Через CIЛ вошли в русское летописание и подробные Повести о Куликовской битве, нашествии Тохтамыша и Слово о житьи и о преставлении великаго князя Дмитрия Ивановича, царя Рускаго, сохранившиеся и в НIVЛ и восходящие, очевидно, к общему протографу обеих летописей — «своду 1448 г.». CIЛ, включающая, вслед за своим протографом, все эти повести, представляет собой один из значительнейших памятников древнерусской литературы.

В CIЛ младшей редакции текст после 1418 г. продолжается; однако сама эта редакция содержит не «свод 1448 г.», а его частично сокращенную, а частично дополненную версию. Наиболее ясное представление об этой редакции дает ее Бальзеровский список (ЛОИИ, колл. 11, No 23), где текст доведен до 6964 (1456) г. с дополнительными известиями и завершающей летопись повестью о походе на Новгород в 6979 (1471) г. — «Словеса избранна от святых писаний... о гордости величавых мужей новгородских». Редакции 1456 г. присуща некоторая двойственность: рассказ о борьбе за престол между Василием II и галицкими князьями лаконичен и беспристрастен по тону; составитель именует великим князем не только Василия II, но в двух случаях и его соперников — галицких князей. Часть известий из «свода 1448 г.» редактор 1456 г. не счел возможным воспроизвести; этим, видимо, объясняются пропуски ряда годов в известиях после 1419 г. С другой стороны, редактор CIЛ младшей редакции переделывал, хотя и непоследовательно, известия старшей редакции о новгородских вольностях, резко осуждая эти вольности.

Я. С. Лурье

Летопись Софийская II

Летопись Софийская II (далее: СIIЛ) — летопись нач. XVI в., сохранившаяся в двух списках — Архивском (ЦГАДА, ф. 181, No 371) 1-й четв. XVI в. и Воскресенском (ГИМ, Воскр. собр., бумажное, No 154) сер. XVI в. СIIЛ была издана уже в нач. XIX в., а в 1851 г. — в составе ПСРЛ.

Историки XIX в. обращали внимание на наличие в СIIЛ записей, составленных «в лагере, враждебном правительству». А. А. Шахматов обратил внимание на то, что текст СIIЛ с кон. XIV в. по 1518 г. совпадает с текстом Летописи Львовской; он предположил поэтому, что в основе обеих летописей лежит свод 1518 г. А. Н. Насонов отметил, что вплоть до кон. 80-х гг. XV в. общий протограф СIIЛ и Львовской резко отличается от великокняжеского летописания, обнаруживая сочувствие к оппозиционному митрополиту Геронтию, а далее становится с ним сходным; А. Н. Насонов считал, что в основе свода 1518 г. лежал митрополичий свод 1489 г. Однако, несмотря на то что в споре Геронтия с Иваном III СIIЛ стоит на стороне митрополита, в этом своде встречаются критические замечания и по адресу Геронтия (обвинение в «неверии» в чудеса от гроба Феогноста и «небрежении» к его мощам). Очевидно, свод, лежащий в основе свода 1518 г., — неофициально-митрополичий, а неофициальный (монастырский).

Состав СIIЛ и ее источников может быть определен лишь частично. Поздний Воскресенский список содержит до кон. XIV в. Летопись Софийскую I (поэтому и сама СIIЛ была названа Софийской); текст Архивского списка начинается только с 1397 г., но, поскольку в начале этой рукописи недостает всего 25 листов, ясно, что CIЛ здесь помещена быть не могла. Свод 1518 г., лежащий в основе СIIЛ и Львовской, восходил к различным источникам. При его составлении были использованы официальные документы, связанные с Флорентийским собором 1439 г.; отразились в нем Летописный свод Московский великокняжеский кон. XV в. с дополнением до нач. XVI в., ростовский свод, отразившийся в Летописи Типографской, и свод-протограф Летописного свода Сокращенного и Летописи Ермолинской. Но наиболее оригинальными являются разделы свода 1518 г., восходящие к неофициальному своду 80-х гг. К их числу принадлежат житийные повести, написанные митрополичьим дьяком Родионом Кожухом, который, возможно, имел отношение к составлению свода 80-х гг., а также пространный рассказ о строительстве Успенского собора, отличающийся от помещенного в великокняжеской летописи, и о деятельности его строителя — Аристотеля Фиорованти, рассказ о трусливом поведении Ивана III во время стояния на Угре (см. Повести о стоянии на Угре), дополняющий помещенный здесь же рассказ из летописи Типографской, ряд известий о событиях, не упомянутых в других летописях, — об отравлении первой жены Ивана III Марии, о несправедливых поступках великого князя по отношению к братьям, о соучастии Ивана III в нападении Менгли-Гирея на Киев в 6990 (1482) г., о жестокой казни врача Антона и т. д. К числу памятников, заимствованных сводом 1518 г. из свода 80-х гг., принадлежало, очевидно, и помещенное в СIIЛ и Львовской «Хожение за три моря» Афанасия Никитина.

Окончание текста в Архивском списке СИЛ совпадает с окончанием свода 1518 г.; заключительная часть того же свода за 1483—1518 гг. отразилась также в Уваровском виде «Летописца от 72-х язык». В Воскресенском списке текст СIIЛ продолжен до 1534 г. и завершается Повестью о смерти Василия III, помещенной также в Летописи Новгородской Дубровского. До 1526 г. текст в Воскресенском списке СИЛ обнаруживает черты сходства с текстом летописей Воскресенской и Вологодско-Пермской (2-я редакция); все они, возможно, восходят к общему протографу.

Я. С. Лурье